Главная Публикации Монографии Фатющенко В.И. «Русский мир в контексте мировых цивилизаций» Лекция 26. Немцы в России

Лекция 26. Немцы в России

Сегодня речь пойдет о немцах на русском престоле. Кроме того, мы начнем рассматривать тему «Немецкая культура в России».

С эпохи Петра Великого на русском престоле все чаще стали появляться немцы. В качестве супруг для русских императоров и великих князей избирались немецкие принцессы, становившиеся российскими православными принцессами или царицами. Это имело очень курьезный результат: последний русский монарх Николай II по крови был почти чистым немцем, в его жилах текла лишь 1/128 часть славянской крови.

Тесные культурные и матримониальные контакты с немецкими княжествами и землями привели к тому, что немецкое влияние стало распространяться и на топонимику, на названия городов, особенно новых. Новые территории украсились такими «европейскими» названиями, как Санкт-Петербург, Екатеринбург, Ораниенбаум, которые во время Первой мировой войны стали активно переименовывать. Многие области государственной жизни подверглись сильному немецкому влиянию. Среди наиболее онемеченных можно назвать область государственного администрирования. Еще Петр I взял многие немецкие административные образцы.

В царствование Анны Иоанновны немецкое влияние еще более усилилось, прежде всего за счет прибалтийских немцев. Можно выделить два потока немецкой иммиграции в Россию: один непосредственно из Германии, другой – из Прибалтики. Прибалтика на протяжении многих веков была подвержена сильному немецкому влиянию, оно сохранялось здесь даже в ХХ в. Особенно это заметно в Латвии. Известный теоретик фашизма Розенберг родился в Риге. Он не латыш, а немец. Из Курляндии был немец Бирон – фаворит Анны Иоанновны.

Годы правления Анны Иоанновны (1730–1740) – время наиболее значительного влияния немцев на Российскую политику, административную деятельность, культуру, науку. После кончины этой императрицы немецкое влияние постепенно ослабевает, уступая место галломании. Елизавета Петровна не любила немцев. Галломания распространяется в России именно в годы ее правления: это и нашествие французских гувернеров, и широкое использование французского языка. Это связано с тем, что иностранные государства оказывали помощь очередному претенденту на русский престол, а тот в благодарность способствовал расширению контактов с помогавшей ему европейской державой. И так все время: либо французы, либо немцы, либо англичане. Елизавете на престол помогли взойти французы, за спиной Александра I стояли англичане.

Но влияние это было взаимным. Мы уже говорили о Екатерине II, немецкой принцессе, ставшей русской императрицей. Сохранились интересные документы – ее письма на русском языке. Сначала стиль этих писем коряв и малоинтересен, но постепенно он становится все лучше, изысканнее. Существует таоке мнение о Екатерине II: она была более русская, чем сама Елизавета Петровна. Тем не менее за долгие 34 года своего правления она всячески укрепляла положение немцев в России: дважды приглашала немцев в Россию, отвела им специальные земли.

Правда, отношение к этим немецким принцессам, приглашаемым в жены русским великим князьям, и особенно наследникам престола, было сложным. Их приглашали вовсе не для того чтобы они стали императрицами, их задача была родить здорового наследника. В этом плане из всех немецких принцесс самой замечательной была принцесса Софья Доротея Вюртенбегская, ставшая императрицей Марией Федоровной, женой Павла I. Она родила четырех сыновей и шесть дочерей. Из четырех сыновей двое стали императорами: Александр I и Николай I. Ее дети правили до 1855 г.

Жена Александра I тоже была немкой – Луиза, принцесса Баден-Баденская, в крещении она получила русское имя Елизаветы Алексеевны. В русском царском доме соединились, однако, не только русская и немецкая кровь. В русских царственных особах слилась воедино кровь трех европейских династий: немецкой, английской и русской. Немецкая и английская кровь текла в жилах последней русской императрицы Алисы Гессенской (в православии Александры Федоровны) и ее сестры великой княгини Елизаветы Федоровны. Эти немецкие принцессы были любимыми внучками английской королевы Виктории. Еще одна сестра Александры и Елизаветы – Ирена – была замужем за братом германского императора Вильгельма II. Это удивительно! Чудовищная Первая мировая война, в которой воюют, собственно, одни родственники: и на английской стороне, и на германской, и на русской. Это и есть трагическая неизбежность истории.

Дальше мне хотелось бы кратко осветить место, занимаемое немецкой культурой в России. Мы начинаем эту тему с последней трети XVIII в. Это была эпоха великого культурного и духовного подъема немецкой нации. В первой половине XIX в. немногим более чем за 60 лет немецкие писатели, философы достигли такого уровня, что практически стали первыми учеными и философами в мире (до них это место занимали французы). Немецкие писатели, мыслители, поэты оказали огромное воздействие на мировую цивилизацию, в том числе и на цивилизацию России.

Среди писателей и деятелей культуры первым смело можно назвать Иоганна Вольфганга Гёте (1749–1832). Именно к его образу, к его творчеству обращаются, когда хотят говорить о наиболее высоких достижениях немецкой нации в культуре и искусстве. Он родился в 1749 г. во Франкфурте-на-Майне. Основным местом его пребывания было Веймерское герцогство. В Росси Гёте стал знаменит после выхода в свет его книги «Страдания молодого Вертера» (1774). Этот роман Гёте написал в 25 лет и сразу приобрел мировой успех. В 1780 г. мы находим первое упоминание о Гёте в России, а в 1781-м был опубликован первый перевод романа на русский язык. Гётевский «Вертер» был столь любим в России, что к концу XVIII в. в России было сделано четыре варианта перевода этого романа на русский язык.

Гёте был не только великим поэтом, но еще и ученым-естествоиспытателем, работал в области изучения спектров цвета. Поражают необыкновенная жизненная сила и жизнелюбие этого человека, хотя его личная жизнь, которую он довольно подробно описывает, была не очень удачной. То, что он впервые влюбился в 14 лет, это нормально, но то, что он в 74 года сделал предложение 17-летней девушке, свидетельствует о продолжительности свежести чувств этого человека. В ответ на это предложение девушка сказала, что подумает.

Основное произведение Гёте – «Фауст». С начала XIX в. по 1970 год было сделано около 200 переводов фрагментов «Фауста» на русский язык, и не менее 10 переводов полностью всего текста. «Фауст» считается как бы квинтэссенцией всей Западной цивилизации. «Фауст» впитал в себя, прежде всего, концепцию человека Западной цивилизации. Западный человек – это человек с фаустовской душой. Я уже говорил об этом. Сейчас мы снова возвращаемся к этой теме. Человек с фаустовской душой – это человек, во-первых, обладающий невероятной жизненной силой, а во-вторых, пытливый, экспериментатор, исследователь, невероятно любопытный – готов отдать свою душу дьяволу только для того, чтобы знать о мире как можно больше.

Восторженное отношение России и русских к Гёте сохранилось и по сей день. Доказательством тому тот факт, что на филологических факультетах лекции, посвященные творчеству Гёте, составляет почти половину учебного курса по западной литературе. Сам Гёте для русских писателей всегда был примером, как писал В.Г. Белинский, «всеобъемлющего таланта и примером единственным с его универсальным гением». Мы говорим об универсальности русского гения, русского человека, мы говорим об универсальности Толстого и Достоевского, а Достоевский говорит в свою очередь о «всемирности» Пушкина. Универсальным гением такого типа и примером для русских художников и мыслителей был Гете.

У И.С. Тургенева есть замечательная повесть «Фауст», где очень хорошо показано, какое значение имел «Фауст» Гёте для русской культуры. Гуманистическое начало в немецкой культуре прежде всего связано с Гёте как с духовным центром немецкой нации. Итальянские архитекторы, скажем, строили храмы в камне, а вот немецкие деятели – такие как Гёте – строили храм духовный на Руси. Но не все любили Гёте. Например, Л.Н. Толстой считал, что Гёте преувеличил значение Шекспира в мировой культуре. У Гёте есть статья «Шекспир и несть ему конца» (1815). В ней прославление Шекспира как мирового гения превзошло все границы. Толстого эта статья и вообще восхваление Гёте Шекспира очень раздражали. Хотя все это говорилось в полемике. Если глубже изучать творчество Толстого, внимательно вчитываясь в его дневники, то можно увидеть, что публично он говорит в резкой форме, а для себя, в своих тайных, внутренних дневниках, оставляет записи другого рода. Поскольку у Гёте был еще и сильный элемент язычества, пантеизма, возможно, и это Толстого раздражало.

Первым переводчиком Гёте в России был В.А. Жуковский. Наиболее знаменитый перевод полного издания Гёте сделал Н. Холодковский в 1878 г. Им пользовались и в гимназиях, и в университетах. Полностью переводили «Фауста» А.А. Фет, Валерий Брюсов, фрагменты «Фауста» переводил Ф.И. Тютчев. Какие силы! Тютчев великолепно знал немецкий язык, обе его жены были немками. Гёте переводил и западник Тургенев, от него был в восторге славянофил Константин Аксаков.

В заключение назову книгу В.М. Жирмунского «Гёте в русской литературе» (впервые вышла в Ленинграде в 1937 г.). Большая, хорошая монография. Примечательно, что в 1932 г. стали печатать академическое издание Гёте, но началась война с немцами, а значит, и с немецкой духовной силой тоже. Но это не сказалось на издании произведений великого немца. В военное время, когда совсем было плохо и с бумагой, и с типографией, было завершено полное издание сочинений Гёте. Удивительно, воевали с немцами, но ненависти к немецкой культуре и к Гёте не возникло!

Второй вопрос – это немецкие философы и немецкие музыканты. Не буду говорить о Бахе и Бетховене, о том, как они вошли в русскую культуру, как русские композиторы подражали Бетховену, – об этом много написано музыковедами. Немного скажу о немецкой философии музыки. Еще в 1880-е годы Ницше создал концепцию аполлонизма и дионисизма. Аполлонизм – это равновесие, гармония в искусстве, а дионисизм – это бурная, природная, мощная, могучая струя жизни. Дионисийское, витальное начало в немецкой музыке для Ницше отождествлялось с Бахом и Бетховеном. Но в философской концепции Ницше сильно звучание немецкого национализма, немецкого превосходства – неудивительно, что эта статья написана после победы Германии над Францией. Аполлонизм – это композиторы Венской школы, в первую очередь Моцарт. Здесь все очень гармонично, душа спокойна, это не девятая симфония Бетховена, которая возбуждает, будоражит, заставляет восхищаться человеком.

Теперь о философах, прежде всего о Гегеле. Большинство русских авторов – и славянофилы, и западники – увлекались Гегелем. Для Белинского и Киреевского – представителей разных лагерей – Георг Вильгельм Гегель (1770–1831) был кумиром. Иван Киреевский целый год слушал лекции самого Гегеля. Сохранилось несколько писем Киреевского и Гегеля друг другу. Славянофилы и западники появились не на пустом месте, а под мощным влиянием, прежде всего, немецкой философии. Гегель не был чужд национализма, для него германский дух превыше всего. Кстати, стихотворение «Германия, Германия превыше всего…», которое при Гитлере распевала вся Германия, появилось именно под влиянием философии идеалиста Гегеля.

Вот что написал Гегель о германском духе: «Германский дух есть дух нового мира, цель которого заключается в осуществлении абсолютной истины как бесконечного самоопределения свободы. Назначение германских народов состоит в том, чтобы быть носителями христианского принципа». На первый взгляд здесь какое-то словоплетение: «…дух нового мира, цель которого заключается в осуществлении абсолютной истины как бесконечного самоопределения свободы». Все связано: и абсолютная истина, и свобода. Но только германский дух может постигнуть абсолютную истину. И особенно Гегель, лично Гегель, который довел свою философию до такого уровня, что смог постичь абсолютный дух. А другие народы… уж какая там абсолютная истина! Они потом только будут питаться тем, чего достиг германский дух.

Назначение германских народов состоит в том, чтобы быть носителями христианского принципа. Германские народы в какой-то степени сокрушили христианство: реформа протестантов XVI и других веков появилась прежде всего в Германии. А дальше такое указание: «В Восточной Европе мы находим огромную славянскую нацию, однако вся эта масса исключается из нашего обзора потому, что она до сих пор не выступила как самостоятельный момент в ряду обнаружений разума в мире». Это писалось в 1820-е годы. Витиевато, конечно, но ясно одно: для Гегеля славяне никак не показали свой разум к XIX в. Превосходен только германский дух, и никакой другой, даже романский. Если речь идет о романском духе, то он тоже подчиняется германскому духу. Думается, что по аналогии с Гегелем наши философы стали твердить, что русский дух – самый высокий дух и что мы тоже достигнем всего на свете, мы центральный народ в мире и освободим все остальное человечество. Подобный пример очень заразителен. Мне представляется, что «великая миссия» освобождения человечества и вырастает из диалектики Гегеля, которую мы поняли как революционный метод и применили на практике. Получилась утопия и антиутопия. Но, повторяю, что в России Гегель был особенно популярен в 1830–1840-е годы. И все последующие философы как-то связаны с Гегелем. Не только Герцен или Чернышевский, но и Владимир Соловьев, который писал о Гегеле, и Иван Александрович Ильин докторскую диссертацию защищал по Гегелю. Ильина арестовывали шесть раз, пока он в 1922 г. не уехал за границу, и каждый раз отпускали по записке Ленина. Ленин тоже обожал Гегеля.

Философ, который и по сей день имеет большое влияние на русскую и мировую культуру, – Фридрих  Ницше (1844–1900). Его влияние было особенно сильно в 1880–1890-е годы и в начале ХХ в. Произведения Ницше в начале ХХ в. были неоднократно переведены на русский язык. Сначала было издано 12 томов его сочинений, потом выходили дополнительные тома. Одна из сквозных тем философии Ницше – борьба с христианством. Именно ему принадлежат такие формулы: «Бог умер», «Борьба с Распятым». Письма своим знакомым он подписывал «Распятый».

Ницше страдал душевным расстройством. Первую половину книги «Воля к власти» (опубл. 1889–1901) написал нормальный Ницше, а во второй половине Ницше исчез, растаял в сумасшествии. Во второй части нет никакой логики, в ней сама мысль исчезла. О людях такого типа говорят «сумрачное состояние». Поразительно, что этот философ стал учителем жизни. Он умер в 1900 г., одновременно с русским философом Владимиром Соловьевым (который, кстати, Ницше не любил и написал очень резкую статью «Концепция сверхчеловека»). Ницше отверг банальные, как ему казалось, гуманистические принципы и поместил сверхчеловека по ту сторону добра и зла. Об этом писал еще Достоевский, не читая Ницше. Философ был в восторге от повести Достоевского «Записки из подполья». В своем произведении Достоевский как раз разоблачает человека подполья, а Ницше им стал. И вот в России в начале ХХ в. вся эта философия вошла в общественное сознание, в нашей стране появились деятели по ту сторону добра и зла. На эту тему написано много работ: «Ницше и Максим Горький», «Ницше и Маяковский». Горький обожал Ницше и только в 1930-е годы, когда Ницше стали связывать с рождением фашизма, начал его критиковать.

 
Нравится Нравится  
География посещений: