Главная Публикации Монографии Фатющенко В.И. «Русский мир в контексте мировых цивилизаций» Лекция 24. Франция

Лекция 24. Франция

Запишем тему: «Франция: история и современность» и вторую: «Французско-российские контакты в области культуры».

Вот такая трудная задача – рассказать обо всей Франции за полчаса. Но, во-первых, я рассказываю для тех, кто не специалист в области французской истории. Хотя, честно говоря, я проделал большую работу, чтобы прочитать одну лекцию. Не один раз ездил во Францию, чтобы только посмотреть то, о чем буду говорить.

Влияние Франции на российскую культуру и в целом на цивилизацию более сложное, чем влияние Италии, по крайней мере, совсем иное. В области культуры, в области музыки итальянцы первые. Сами французы пережили несколько волн увлечения итальянской культурой. Итальянизация французской культуры проходила в несколько этапов. Франция иногда хорошо, а иногда неважно осваивала достижения итальянской культуры. А вот французы влияли на нас по-другому. И, прежде всего, французы тоже строили у нас, как и итальянцы. Но итальянцы построили и уехали. Мы с ними никогда не воевали, у нас не было итальянцев-гувернеров, итальянцы не влияли на наш быт. У нас была только одна итальянская дивизия под Сталинградом, но ее очень быстро уничтожили. И прорвали вражескую оборону именно в том месте, где стояли румынские и итальянские дивизии.

Хотя французы у нас строили, но многое ведь и разрушили – великое наполеоновское нашествие; с помощью идей – Великая французская революция. Большое влияние французская культура оказала на русский быт элиты – русского дворянства. Никогда такого влияния никакая другая страна не оказывала. Вообще для русских Франция на каком-то этапе была центром Европы, главным магнитом. Фернан Бродель в своей книге «Что такое Франция?» всерьез обсуждает проблему: Франция – центр Европы. Центр во всех смыслах: в политическом, в области культуры и в области словесности. На том, что Франция – республика словесности, я хочу сосредоточить свое внимание. Неделю назад я купил хорошую книгу о вкладе Франции в мировую культуру. Она называется «Франция – республика словесности». Культ языка, культ слова, культ художественной литературы, культ эссеистики и публицистики – это Франция. Глядя на Францию, этим занимались и другие народы, скажем, англичане, немцы. Французский язык – это язык культуры для многих стран Европы. На протяжении столетий французский был языком политическим, дипломатическим, но прежде всего языком культуры и языком идеи. На современном этапе в какой-то мере французский тоже остается языком культуры, а английский – это язык цивилизации. На английском написано много именно о цивилизации. На французском основная литература – это по культуре. На это обратите внимание. Потому что если выдвигать на первый план какую-то доминанту у того или иного народа, то в Италии – это искусство, во Франции же – слово. Да, в Италии были Данте, Петрарка, Боккаччо, но начиная с середины XVII в. у французов на первом месте язык и слово. Никто так внутри государства не боролся за язык, как французы. Ученые, академики боролись с диалектами, с внешними влияниями на язык. Хотя, видимо, это было бесполезно. Язык развивается по каким-то своим законам. Ученые предлагают разные указания, как пользоваться языком, как его защитить, а язык идет своим путем. Если сравнить историю Франции с историей Италии или Германии, то в какой-то мере здесь противоположная форма исторического развития. Век за веком возрастала централизация французского государства, в то время как и Италия, и Германия добились централизации только к концу XIX столетия. А Франция с самого начала шла по пути мощной централизации начиная с небольшого королевства. В этом были не только свои  плюсы, но и минусы. Не было, скажем, развитых школ в области искусства при такой абсолютизации государственной власти, как в Италии. Но было сделано много в других областях.

Само название - Франция - возникло в латинском языке тогда, когда была империя Карла Великого. Это была одна из провинций этой империи – Франция. Потом империя распалась, а название Франция осталось за той областью, в которой была эта провинция. Постепенно формировались не только французский язык, но и другие языки от распавшейся империи: немецкий, итальянский и др. При Карле Великом был культ латинского языка. Говорят, что он даже в быту говорил на латыни. Латинский язык очень долго конкурировал в самой Франции с французским языком. Создалась диглоссия – два языка в области науки и в области литературы как бы конкурировали друг с другом. В конце концов латинский язык был побежден французским. Но и в XVI в. латинский язык еще имел сильные позиции в самой Франции. В XVII в. уже таких позиций не было. На старофранцузском языке была создана большая литература – свыше 100 песен о деяниях Карла Великого. В них воспевалась милая, прекрасная Франция – Франция как образ, как миф, поскольку государства еще не было, оно только формировалась. Франция как самостоятельное государство возникло даже позже, чем Древняя Русь (если устанавливать хронологические параллели). Во французской истории обычно ставят 987 год – начало королевства династии капетингов. Гуго Капет стал королем в 987 г. А 988 год – у нас христианизация Руси. Если сопоставлять даты, то интересный эффект может быть достигнут в историческом плане. Гуго был мэром Парижа, прекрасно отразил наступление норманнов и стал первым французским королем. А дальше династия Капетингов набирала силу. Обозначим время ее правления: 987 – 1328 годы. Всего три династии было. Это первая. Это важно, потому что сразу после крушения этой династии началась Столетняя война. Если еще говорить о каких-то аспектах рождения Франции как государства, то надо отметить, что Франции повезло. В XII и особенно в XIII в. у Франции были умные, энергичные короли, которые очень умело объединяли земли, создавали единое мощное государство, что плохо лежало, прибирали к рукам, воспользовались крестовым походом (в 1204 г. хорошо пограбили Константинополь). К началу XIV в. получилось достаточно мощное государство.

Теперь очень кратко хочу пройтись по всем векам, как любят делать французские историки. Но перед этим скажу об истории Парижа. У Франции было большое достоинство: очень четко обозначен духовный центр. Никакой особой столицы в Германии не было: даже не знали, где живут императоры: то в одном городе, то в другом, то в третьем. Париж впервые упоминается у Юлия Цезаря в его «Записках о Галльской войне» (тогда не Париж, конечно, а Лютеция). Юлий Цезарь уже говорит о галльском племени паризиев, которые жили на реке Секвана, и о характере паризиев. Когда римляне их атаковали, они не захотели подчиниться им и сами сожгли свой небольшой город. Потом на этом месте, но уже на другом берегу (там сейчас латинский квартал) возник новый Париж, а то болото было застроено позже. Может быть, важным моментом было строительство христианской церкви в V в. в Сен-Дени, которая стала религиозным центром Франции. Эта церковь в архитектурном плане была переделана в готический стиль в XII в. И второй момент, связанный тоже с началом XIII в. (1204–1205) – это организация Парижского университета, который по хронологии близок первому университету – в Болонье. Храм и университет – два духовных центра Парижа, вокруг которых и формировалась Франция как великое государство. Фактически такого не было ни в Германии, ни в Италии. В Англии Лондон был с самого начала очень важным центром (потому и Англия возникла как мощное государство, хотя ей тоже мешали в плане единства государства. Вы знаете, что затем между Францией и Англией начались затяжные войны). К Парижу после организации университета стала стекаться европейская молодежь. Париж оказался очень веселым городом – центром не только религиозным, догматическим. Рядом с этим возник даже противоположный в какой-то мере такой средневековый центр веселья, юности, озорства, новых идей, еретических идей. Хотя задача университета (прежде всего, на богословском факультете) – обосновать христианскую религию как основную религию Франции. Веселая душа средневекового Парижа – это прежде всего университет. Эти традиции долго сохранялись (правда, сейчас, по-моему, они угасли, да и сама Франция потеряла притягательность и величие). А рядом развивался, укреплялся религиозный центр – храм в Сен-Дени и затем Нотр-Дам в Париже. Здесь я обращаю ваше внимание на строительство храмов в Париже и вообще во Франции. Такого мощного храмового энтузиазма, как во Франции, не было ни в одной стране. Откуда только нашлись физические силы?

Итак, XI–XII вв. – это начало формирования нового государства. В 1066 г. норманны покорили Англию. Французы-норманны покорили Англию, затем они стали английскими королями, у них на континенте оказались собственные территории, которые стали теперь английскими. Вильгельм Завоеватель и его потомки были английскими королями. И претензии на французские земли, на саму Нормандию, затем на Аквитанию все время усиливались. После того как французская власть ослабла в XIV в. (1328 г. – конец династии капетингов), английские короли стали основными претендентами на французский трон. 10 лет смуты, а в 1337 г. – начало Столетней войны, бесконечной Столетней войны с перерывами на отдых на два года, на пять лет и вновь жестокая война. Итак, проблема началась с 1066 г. – завоевание Англии норманнами. Французский язык, конечно, стал основным языком элиты в Англии примерно на 200–250 лет. Но от этого французам было не легче, потому что были претензии на французский трон. XIII век – для французских историков великий век, век укрепления государственности, укрепления религиозной мощи и укрепления просветительских тенденций (развертывается деятельность Парижского университета и строительство готических храмов). За один век построили больше 80 готических храмов. Это самые высокие христианские храмы. Изобретение готики – дело французских архитекторов. Готика затем распространилась на Британию, на Италию, но главные готические храмы начинали строиться во Франции. Те, кто любит готику, знает, какие они высокие от пола до потолка. Даже сравнительно низкий Нотр-Дам в Париже – это 35 метров от пола до потолка. А затем все выше и выше поднимали потолки. Зачем это было нужно? Видимо, чтобы обозначить силу церкви. Но этого объяснения недостаточно. Слишком просто. Здесь есть какая-то мистика. Кто видел собор в Шартре… Там не только мощь. Там огромное количество скульптур – маленьких, больших, средних. Правда, с отбитыми носами – дело французских революционеров: покорежили много скульптур и даже колонн. Кое-что восстановили, но не все: так что хорошо видно деяния революционеров. Итак, XIII век – строительство мощных готических храмов. Сравните с тем, что было на Руси в XIII в. – это приход татаро-монголов на Русь.

XIV век как бы разделился пополам. Начало XIV в. – это наиболее мощная Франция. При короле Филиппе IV Красивом папы-католики поселились в Авиньоне. И тогда же пришли итальянцы: строительство папского дворца в Авиньоне, росписи внутри дворца. Здесь Сиенская школа. Петрарка жил в Авиньоне. 70 лет главный понтифик жил в Авиньоне, пока Екатерине Сиенской не приснился сон, о котором я вам рассказывал в прошлый раз. Папы ушли назад в Рим. При Филиппе Красивом Франция достигла мощи и в области культуры, потому что пережила первый поток итальянизации. Недалеко от собора Парижской Богоматери есть место, где висит табличка «Здесь был сожжен Жак Моле». Это тамплиер. История тамплиеров хорошо известна. В 1312 г. сожгли главного тамплиера Жака Моле, который проклял Филиппа Красивого, папу Климента V. В романах Дрюона «Проклятые короли» описано, как вся эта династия Капетингов как бы под влиянием этого проклятия кончилась.

Начало XIV в. было очень благополучно для Франции, потом началась Столетняя война, а затем во Францию и другие страны Европы пришла чума – это было в середине века. Страшная чума. В летописи о русском городе Смоленске сказано, что в Смоленск чума пришла в 1350 г. В Смоленске осталось в живых 3 человека. Они вышли из города, закрыли ворота, так как город был пуст. Чума в Европе неоднократно описана в литературе – в «Декамероне» Боккаччо, в «Пире во время чумы» Пушкина, есть интересные памятники культуры в тех местах, до которых дошла чума. Я даже сфотографировал несколько таких памятников – указателей, до какого места дошла чума. Чума пришла, естественно из азиатских степей, от зараженных сусликов, через Константинополь, через Венецию. Для больших городов Европы это была трагедия. Пик чумы – 1348 год. Вся вторая половина XIV в. – это несчастье для Франции. Война началась разгромом французов: битва при Креси, битва при Пуатье – это страшный разгром французских рыцарей. Англичане все дальше продвигались вглубь страны. Столетняя война продолжается и в XV в. Вы помните великий подвиг Жанны д’Арк, которая спасла Орлеан. Потом она попала в руки бургундцев, и король с именем Карл Добрый продал Жанну д’Арк за 10 тыс. лир англичанам. Англичане судили ее по всем законам инквизиции – сожгли на костре в Руане. Для того чтобы сказать эту фразу, мне пришлось ехать в Руан. Там я увидел интересный модернистский храм, построенный на месте сожжения Жанны д’Арк. Храм в духе так называемой пламенеющей готики. Сожгли Жанну 30 мая 1431 г. как ведьму. А через 30 лет суд инквизиции ее полностью оправдал. Но это было после того как французы победили англичан. Святой Жанну д’Арк провозгласили совсем недавно – в XX в. Интересный путь – от ведьмы до святой.

В 1453 г. Столетняя война закончилась для Франции благополучно. За англичанами остался только порт Кале, который они потеряли через 100 лет. Сразу после Столетней войны в самой Англии началась разруха и знаменитая война Алой и Белой роз, которая длилась 30 лет (1455–1485). Ну а французы вышли из этой страшной войны окрепшими, и XVI в. начался для них довольно благополучно. А вот вторая половина XVI в. – опять страшное время для Франции – эпоха религиозных войн. В огне этих войн и погибла династия Валуа. На эту несчастную династию выпала Столетняя война и религиозная война. 24 августа 1572 г. случилась знаменитая Варфоломеевская ночь, в которую в одном только Париже вырезали около 3 тыс. протестантов-гугенотов. Такая была резня. Но гугеноты потом еще долго сопротивлялись (даже при кардинале Ришелье – знаменитая битва при крепости Ла-Рошель). Генрих III был убит, а престол заняла другая династия – Бурбоны. Первый ее король – Генрих IV. Замечательный король, необыкновенный жизнелюб, веселый, энергичный, остроумный, со свежим лицом. В самом конце XVI в. он издал Нантский эдикт о том, что гугеноты тоже имеют право на свободу религии. В 1610 г. фанат-католик зарезал Генриха IV. Тем не менее XVII век – золотой век Франции. Отсюда начинаются великие импульсы французской культуры.

Франции в XVII в. во всех смыслах повезло. Во-первых, на территории Германии разразилась страшная кровавая Тридцатилетняя война. Немцы, конечно, недруги французов, потому большая была радость: в приграничных с Францией территориях в германских землях погибло не меньше 50 % населения. От Тридцатилетней войны, которая закончилась в 1648 г., Франция выиграла очень много. Война эта шла при кардинале Ришелье, и выиграла ее Швеция, которая стала тоже великой мировой державой. Это потом Петр I загнал ее опять на Скандинавский полуостров, а в это время она стала великой державой. А второе – французам достался необыкновенный король – Людовик XIV. Форма правления – абсолютизм. Людовик XIV записан в книгу Гиннесса и вряд ли его кто-нибудь превзойдет: он был на престоле 72 года, со своих 5 лет. В эту эпоху Франция дала миру прекрасные образцы французской культуры, которую затем копировали все – художники, скульпторы и даже садоводы. В это время был построен Версаль, который явился образцом для российской культуры. Вокруг Петербурга мы строили маленькие Версали: в Павловске, в Гатчине, в Петергофе и др. Хорошая идея: король должен жить на чистом воздухе. В это время Франция стала приобретать заморские территории. Создавалась французская заморская империя. Общая площадь заморской империи в целом – 12 млн кв. км. К началу XX в. получилась очень мощная империя, сравнимая только с Британской (у британцев к моменту их расцвета было 32 млн кв. км.). Это прежде всего африканские территории. В Индии французы потерпели полное поражение от англичан, которые их вытеснили. Ну и в других частях Англия и Франция сталкивались из-за территорий на морях и океанах. К концу правления Людовика во Франции стало многое изменяться, но культура и философия продолжали процветать и развиваться.

XVIII век – это век света, век Просвещения. Это век идей, строгих логических построений в области науки. В XVII в. отличились англичане (они считают, что в этом веке у них было 12 гениев). А XVIII век – век французский. Интересны контакты между французской культурой и английской: король Людовик IV поручил перевести энциклопедию с английского языка на французский. Французские просветители Дидро, Монтескье и другие не стали переводить англичан, а создали собственную великую энциклопедию Просвещения, в которой были записаны основные сведения об истории, философии, о человечестве в целом. И там слово цивилизация противопоставлялось слову варварство. Влияние Франции на другие страны было очень сильным, прежде всего благодаря господству Франции во второй половине XVII в. У кого есть сила, у того и язык распространяется во все стороны. И у нас в России уже в конце XVIII в. вся знать говорила на французском языке.

Если дальше говорить о влиянии Франции на Россию в области дипломатии, а не в области культуры (оно было и в XVI, и в XVII в.), то дипломатические контакты начались с 1712 г., когда Петр I прибыл в Париж. Париж ему понравился, там он пробыл почти два месяца, интересовался французской наукой и учеными, строительством, экономикой. Когда ему предлагали роскошные отели (Франция – страна моды, роскоши, блеска), то Петр I вел себя очень странно: в небольшой комнатке спал на походной кровати. Конец царствования Петра I – это начало галломании, начало мощного увлечения всем французским. Петр I умер от тяжелой болезни в 1725 г., и при Анне Иоанновне господствовало немецкое влияние. Затем все-таки французы после смерти Анны Иоанновны позаботились о том, чтобы в России была императрица, которая симпатизировала Франции. Такая императрица действительно оказалась на троне – Елизавета Петровна. Она появилась на троне не иначе как с помощью французов. Эпоха Елизаветы Петровны – тотальное увлечение всем французским – пышная галломания. Французская культура проникает во все поры русской образованности, и французский быт входит в быт русских дворян. Культурный человек должен был обязательно поехать в Париж. Даже наполеоновское нашествие не отняло у русских французский язык. Для Пушкина он был вторым родным языком – его и прозвали «француз». Для Чаадаева то же самое, но он хоть с армией входил в Париж в 1814 г. И «Философические письма» написаны на русском языке. Многих метафизических понятий еще не было в русском языке. Я цитировал письмо Пушкина 1831 г. Чаадаеву, где он извиняется, что пишет на французском, потому что ему это привычней. На французском языке о тех вещах, о которых говорит поэт, сказать трудно. И даже наш русский символ – замечательная русская женщина Татьяна Ларина – плохо владела русским: свое знаменитое письмо Онегину она писала по-французски. Правда, Пушкин неплохо его перевел. Оказывается, по-настоящему выразить чувство любви можно только на французском. Владимир Набоков, который вдоль и поперек прошелся по «Евгению Онегину», с некоторым неприятным усердием постоянно находил французские черты стиля в этом романе. Сейчас самое время привести две небольших цитаты. Одна цитата написана накануне Французской революции. Николай Карамзин, основатель сентиментализма, поехал в Германию, Англию, Францию. Вот каким он увидел Париж. «Мы приближались к Парижу, и я беспрестанно спрашивал себя, скоро ли увидим его? Наконец открылась обширная равнина. А на равнине во всю длину ее Париж! Жадные взоры наши устремились на сию необозримую громаду зданий. Сердце мое билось. "Вот он, – думал я, – вот город, который в течение многих веков был образцом всей Европы, источником вкуса мод, которого имя произносится с благоговением учеными и неучеными, философами и щеголями, художниками и невеждами, в Европе и Азии, в Америке и в Африке, которого имя стало мне известно почти с моим именем, о котором так много читал я в романах, так много слыхал от путешественников, так много мечтал и думал. Вот он! Я его увижу и буду в нем"». И далее. «Ах, друзья мои, это была одна из приятнейших минут моего путешествия. Ни к какому городу не приближался я с такими живыми чувствами, с таким любопытством, с таким нетерпением». Это его «Письма русского путешественника». И дальше ахи и охи на протяжении всего описания Парижа. Вот Карамзин идет по улицам Парижа, здания, магазины, девушки: «ах» и «ох». Сердце его переполнено восторгом оттого, что он идет по священным камням этого города. Ему даже не верится, что он в Париже.

О французах в России вы хорошо знаете из романа «Война и мир». На самом деле обстоятельства были гораздо более страшными, чем они описаны у Л.Н. Толстого. Достаточно сказать о том, что увезли французы из Москвы (правда, многое растеряли по дороге). Перекопали все кладбища, около Симонова монастыря перерыли все – просто археологи какие-то. Что вывезли из Кремля, уж не говорю. В соборе Парижской Богоматери и сейчас есть Иерусалимская икона Богородицы, украденная французскими солдатами.

В заключение скажу, что русские вели себя в Париже, после того как взяли его, очень тихо. Французы же пели в это время гимны Александру I, называли его Агамемноном, который освободил их от тирании. Эти стихи писал не кто иной, как автор текста Интернационала. И многие другие поэты Франции прославляли «великого освободителя Александра». Русские «дураки» поселились там не где-нибудь в хороших местах, а на площадях разбили палатки, отпраздновали Пасху и тихо ушли восвояси. А победу, как всегда, себе присвоили другие – англичане. Это они победили великого Наполеона, это они его разбили при Ватерлоо, они его полонили и держали на острове Святой Елены. Есть роман о том, как дочь начальника тюрьмы на этом острове влюбилась в Наполеона.

После всего, что произошло – Французской революции, наполеоновского нашествия, после гибели Пушкина от руки француза (что тоже немаловажно), – вот что сказал Н.В. Гоголь о Париже в незаконченной повести «Рим». Слова героя, который из Рима приехал в Париж, ходит по нему совсем не с настроением Н.М. Карамзина. «И нашел он какую-то странную пустоту даже в сердцах тех, которым не мог отказать в уважении. И увидел он, наконец, что при всех своих блестящих чертах, при благородных порывах, при рыцарских вспышках, вся нация была что-то бледное, несовершенное, легкий водевиль, ею же порожденный. Не почила на ней величественно степенная идея. Везде намеки на мысли, и нет самых мыслей; везде полустрасти, и нет страстей; все не окончено, все наметано, набросано с быстрой руки; вся нация – блестящая виньетка, а не картина великого мастера». Переменилось мнение, как вы видите, переменилось в русском обществе. Гоголь писал это в конце 30-х годов, и он был не один. Но все-таки французские идеи и французский язык оставался в России надолго. Но это была игра в одни ворота: вся наша элита знала французский язык, а во Франции никто не знал русского. Лучше всех его знал Проспер Мериме. Другие же переводчики в основном переводили после редактуры Ивана Сергеевича Тургенева.

И последняя дата – 1893 год. Во Франции, в центре Парижа, есть мост Александра III через Сену. Почему Александра III? При нем после всего, что произошло, был заключен русско-французский договор о дружбе и военной поддержке, конечно, направленный против Германии. Договор этот сыграл трагическую роль в жизни России. Лев Толстой написал в дневнике: «Ничего, кроме трагедии русского, договор этот ничего не даст России». Благодаря Франции и благодаря Англии Россия вверглась в страшную Первую мировую войну и потеряла 4 млн отборных солдат и офицеров, т.е. практически была уничтожена вся регулярная армия. И к концу 1916 г. у нас была не столько армия, сколько ополчение.

Мы любим Францию, любим французский язык, французскую историю, но судьбы истории распределились как-то по-другому…

 
Нравится Нравится  
География посещений: