Главная Публикации Монографии Фатющенко В.И. «Русский мир в контексте мировых цивилизаций» Лекция 10. Византийское наследие русского мира

Лекция 10. Византийское наследие русского мира

Сегодня речь пойдет о Византийской цивилизации. Но сначала еще немного о евразийцах. Самое важное и, может быть, интересное тут – это резкая критика евразийских теорий на Западе. Думается, что если западным политикам так не нравится евразийство, то, наверное, что-то в их концепции есть хорошее и полезное для нас.

Мы всегда действуем по принципу отталкивания от критики. Приносил я вам книгу известного политолога З. Бжезинского «Великая шахматная доска», изданную на русском языке в 1998 г. В ней утверждается, что евразийцы – это течение в современной русской мысли, которое претендует на то, чтобы возродить Россию. Отсюда и резкая критика евразийских взглядов. Бжезинский считает, что Россию уже не возродить. Глава, посвященная России, называется «Черная дыра». Этот термин применяют к погибающей звезде, которая прекращает свое существование. Вот и Россия сгорает от своих внутренних конфликтов и от конфликтов с внешним миром.

Что касается непосредственно критики евразийцев, то в книге Бжезинского больше всего достается работам Николая Трубецкого. Здесь есть прямые цитаты из Трубецкого. «Великая шахматная доска» – это хорошо выраженная метафора. Это значит, что вся планета – шахматная доска, на которой расставлены фигуры разной значимости. Кто-то двигает этими пешками. Допустим, какую-то страну нужно уничтожить: передвинули ее на клеточку вперед – и ее съела какая-то более важная и сильная фигура. Вот такие игры стратегического глобального плана, рассчитанные на одно или два столетия, разыгрываются на шахматной доске всего человечества. Немного страшновато от такой метафоры. Россию на этой доске уже передвинули на очень опасную клетку– и ее, по Бжезинскому, должны съесть. Ферзем, ладьей или какой-нибудь иной шахматной фигурой – это другой вопрос, но ее, что называется, подставили. Есть и король на этой великой шахматной доске: «После краха Советского Союза, – пишет Бжезинский, – Соединенные Штаты оказались в уникальном положении: они стали первой и единственной действительно мировой державой». На этом книга заканчивается.

Об этой глобализации и о ее опасностях писали евразийцы. Я уже говорил, что у Петра Савицкого есть хорошее исследование человечества и мироздания. Он пишет о контактах человечества внутри разных социальных и этнических групп и контактах человечества с природой, космосом и со всем мирозданием. Евразийцы все-таки рассчитывали, что хотя произойдет крушение революционного режима, Россия не погибнет, истории не остановиться. По мнению верующего Трубецкого, конца истории не будет, «конец истории наступит только тогда, когда будет Второе пришествие и свершится Страшный суд». Мы еще поговорим об этом, когда будем сопоставлять Запад и Восток в целом. А сейчас скажу, что очень хочется надеяться на то, во что верили евразийцы: все-таки Россия найдет силы восстановить себя и не погибнет. И в этом, возможно, поможет нам Азия.

Итак, византийское наследие русского мира. Славянская основа русского мира – это прежде всего природное начало, это человеческая природа, расовый признак, то, что дано по родовому расовому происхождению. Это народная культура, природный характер, внешний облик, темперамент, язык, верования дохристианские, мировоззрения по отношению к природе и человека к человеку. То, что мы взяли из славянства.

Представим жизнь племени или этноса в изолированном виде. Все можно было бы иметь свое, национальное, ничего не получая извне. Такие изолированные племена существуют, например, в Африке или на островах Тихого океана. Но у славян это никак не получалось. Они все время находились между молотом и наковальней. Что-то свое, прочное уберечь было трудно. Кроме того, славяне, особенно восточные, научились многое заимствовать и творчески перерабатывать. И вот самое важное, о чем дальше пойдет речь, – это новая религия (христианство), письменность, новые формы культуры, государственность, новые формы образования, обучения. С этого момента и начался цивилизационный процесс, т.е. мы вступили в цивилизационный поток и стали жить по принципу новой цивилизации. Для восточных славян, которых мы обозначаем в данном случае как «древнерусский народ», не различая, конечно, белорусов, украинцев или великороссов, этот процесс начался во второй половине X в. 988 год – принятие христианства на Руси. И в этом процессе большую роль сыграла Византийская цивилизация и государство. Началось формирование духовного мира Руси и затем России.

Есть разные взгляды на роль Византии в истории России. Подчас преувеличивают решающую роль Византии и ее влияние на судьбу России – так называемый византинизм. Есть и отрицание, и разоблачение роли Византии, например у русского философа В. Соловьева. В данном случае трудно сказать, в какой мере взвешены эти отношения к Византии. Я думаю, что нормальным будет то, что не надо преувеличивать роль Византии в истории России, но вместе с тем и разоблачать Византию в пользу католичества, как это делает В. Соловьев, совершенно исторически неверно.

Константин Леонтьев, русский философ второй половины XIX в., евразийцы (Н. Трубецкой и др.) считали, что Византия – это наша духовная основа, и византийское влияние на нас наиболее плодотворно. Приведу пример из большой работы Константина Леонтьева «Византизм и славянство» (написана в 1880-е годы): «Византийские идеи и чувства сплотили в одно тело полудикую Русь. Византизм дал нам силу перенести татарский погром. Византийский образ Спаса осенял на великокняжеском знамени верующие войска Димитрия на бранном поле… Византийский дух, византийское начало и влияние как сложная ткань нервной системы проникают насквозь весь русский общественный организм». Вот такая оценка византийского влияния у К. Леонтьева. Надо сказать, что он  яростно выступал против католицизма и западного мещанина. Не против западной культуры, а западного мещанина, которого считал разрушителем мировой цивилизации.

Из одного религиозного источника – христианства – возникло три локальные цивилизации: византийская, западная и восточно-православная. Между тремя цивилизациями устанавливаются сложные взаимоотношения. Позже всего христианство пришло на Восток, в славянские страны, на Русь и в Прибалтику. Одни страны (Польша, Хорватия) приняли христианство от Запада, другие (Моравия, Болгария, Древняя Русь) – от Византии. Но Великая Моравия, как вы знаете, в начале X в. была сокрушена немцами. А Литва в XV в. из православной сделалась католической.

Сейчас наблюдается большой интерес к Византийской цивилизации и Византийской империи. На филологическом факультете несколько лет назад было открыто византийское отделение, кафедра византинистики. Студентов там немного, но они все очень интересные. Много литературы издано на эту тему. Происходит как бы реабилитация Византии в начале XXI в. Конечно, для нас это самая близкая по духу цивилизация, несмотря на то, что Российскую цивилизацию коренным образом переработали в XVII – XIX вв.

Византийский народ сложился на базе греческого народа, который объединил вокруг себя другие народности исключительно через христианскую религию восточного направления, т.е. через православие. Сформировалось своеобразное содружество народов в пределах Византии и вокруг нее. В состав населения Византии, например, входило много армян (юго-восток Византии был заселен в основном армянами). Они были даже на византийском престоле. Религиозная идея объединяла многие народы и племена и дала основание новой цивилизации и новому государству, которое просуществовало около 1200 лет. Поэтому, несмотря на все высказывания В. Соловьева, которого я уважаю и о котором писал большую работу, я все-таки с искренней симпатией и интересом отношусь к Византийской цивилизации. В последующем я расскажу более подробно о том, как сформировалась Византия. Но начать хочу с самого конца – с гибели Византийской империи и Византийской цивилизации.

Цивилизация погибла, конечно, не сразу, это империя погибает быстро. Погубила эту империю военная мощь турок. Турки сыграли огромную мировую роль. Они разгромили самое сильное на тот момент государство – Византийскую империю. В общем-то, турки ничего особенного собой не представляли. Весной 1453 г. они начали штурм Константинополя, который продолжался около двух месяцев. По разным оценкам их было около трехсот тысяч. А в самом городе мужчин, способных носить оружие, было меньше пяти тысяч. Византийцам вроде бы хотели помочь генуэзцы, которые положительно относились к Византии в противовес Венеции, которая в XIII в. жестоко разграбила Константинополь. Первый штурм Константинополя не удался. Второй штурм тоже был отбит. Очень подробно описано, как турки шли на приступ и пели песни, и ожидали легкой победы – они знали, сколько там всего защитников. Но и первый, и второй, и третий штурм не получились. Византийцы ожидали помощи со стороны папы римского, ждали флот, но он не пришел. По логике, на Западе должны были защищать христианскую страну. Но у Западной цивилизации была своя логика (как и сейчас своя логика по отношению к Турции). В конце мая начался генеральный штурм, который вначале был отбит, а 29 мая 1453 г. Константинополь был взят. Сейчас вышли новые интересные материалы о падении Константинополя. Целый день 29 мая шел бой на улицах Константинополя, погибли практически все его защитники, среди них последний император Византии – Константин ХП Палеолог. Как сказано в хронике, перед смертью он сразил 600 врагов. Наверное, преувеличено. Все, кто пытался спастись в храме святой Софии (VI век), также были перебиты. Весь храм был заполнен погибшими. Ранним вечером 29 мая в побежденный Константинополь на белом коне въехал султан Мехмед II, сразу получивший титул победителя. Молодой совсем султан – всего 22 года. У него было 300 наложниц и 300 мальчиков-наложников.

Турция возвышалась. XVI век – это век Турции. Турки даже мечтали проникнуть в Новый Свет после открытия Америки и там организовать турецкую колонию. Это у них, правда, не получилось. Но энергичнейшее было государство, империя. Сейчас я хотел бы процитировать два текста, в которых выражены чувства по поводу гибели Константинополя и затем Византии. Один из армянских поэтов оплакивал падение великого государства в таких словах:

Окружили тебя неверные, о Византия!

Стала посмешищем ты в глазах язычников, о Византия!

Как виноградник роскошный, ты цвела, о Византия!

Сегодня плод твой стал негодным, колючим, горьким, о Византия!

Несколько произведений, исполненных трагического пафоса, было написано самими византийцами на греческом языке. Вот начало стихотворения неизвестного автора. Это плач на падение Константинополя и призыв к европейским державам помочь городу в его последний час.

О государь мой Константин, как горько ты погиб!

О пусть Господь вооружит правителей Европы на месть святую за тебя в защиту веры.

Вы, сербы скорбные, и вы, усталые валахи, о нашей вспомните судьбе, о муках и позоре.

«Скорбные сербы», «усталые валахи» и скорбные болгары почти через сто лет очень даже вспомнили турок, поскольку в 1389 г. на Косовом поле была разбита Великая армия сербов и в 1396 г. исчезло второе Болгарское царство. А русские потом гибли в снегах Шипки, чтобы освободить болгар. Но это уже были 70-е годы XIX в. А 500 лет болгары так и прожили под турками и сейчас очень на них похожи. Повесть о падении Византии XV в. есть в русской летописи на древнерусском языке.

Помощь со стороны Европы Константинополю не пришла, и потому еще целых 200 лет европейские государства будут отбиваться от турок, которые дважды будут штурмовать, например, Вену. Русь византийцам тоже не помогла, поскольку продолжалось татаро-монгольское господство на Руси. И как раз в середине XV в. (нужно же такое совпадение!) на Руси были великая смута и междоусобная борьба – как раз в конце 40-х – начале 50-х годов XV в. Россия могла бы помочь Европе, но в данный момент у нее просто не было возможности. В европейских хрониках, в художественной литературе турок величали сарацинами (басурмане – это у нас). Вот эти сарацины затем здорово показали себя, показали свою военную силу, и мощь, и организованность.

А теперь я хотел бы рассказать, откуда появилась Византийская цивилизация и государство Византия. История Византии, как вы знаете, тесно связана с историей Рима, с Римской империей. Римская республика просуществовала около 500 лет, Римская империя – 450 лет, т.е. тысячелетие государства под названием Рим. Римская империя уже в I в. до н.э. стала такой большой, захватила столько территорий и на Западе, и в Африке, и на Востоке, что трудно стало ею управлять из одного центра. Тогда же не было таких мобильных средств связи и таких средств передвижения. Таким образом, постепенно формировалось два достаточно самостоятельных центра: на западе и на востоке империи. В IV в. (есть даже дата – 324 г.) обозначился новый центр на Востоке, на берегах пролива Босфор. Это город Византий, который император Константин строил как новый Рим, второй Рим. Император Константин – это тот император, который признал христианство государственной религией. Постепенно нарастало отчуждение Запада империи от Востока империи. Весь IV век это было единое государство, в котором была смута. Но в 395 г. (официальная дата) стала существовать Византийская империя. Римский император Феодосий Великий официально разделил Римскую империю на две империи: Западную со столицей в Риме и Восточную Римскую империю со столицей в Константинополе. Император Феодосий остановил смуту. Восточная часть Римской империи – это и есть Византия.

Итак, 395 год (строительство самого Византия, будущего Константинополя – 324 г.). Название «Византия» появилось позже, византийцы называли свое государство империей Ромеев. И сами византийцы тоже были ромеи. Чувство связи со всей Римской империей здесь было несомненное. Но в 476 г. Западная Римская империя пала и исчезла как государство. А восточная часть продолжала жить полноценной жизнью, в результате чего сформировалась мощная Византийская империя. Византий переименовали в Новый Рим, позже – в Константинополь, у нас в России в летописях – Царьград. А теперь это Стамбул. Вот эта связь с Римом, с латинской традицией, с античной традицией тоже важна. Поэтому Византия представляет собой (цитирую одну ученую книгу) «органический синтез трех компонентов: антично-эллинистических традиций, римской государственной теории и ортодоксального христианства», т.е. православного христианства. В Византии все время существовала и даже в какой-то мере процветала античная традиция. Именно там хранились рукописи древнегреческих и латинских авторов.

В прошлые годы я довольно подробно говорил о различиях между Византийской цивилизацией и Античной цивилизацией, но, по-видимому, делал ошибку, потому что это оказалось достаточно трудным для усвоения. Здесь много исторического материала: это рассказ о том, как римляне в середине II в. до н.э. захватили всю Древнюю Грецию, как греческий язык существовал в Риме параллельно с латинским языком. Но латинский был языком государственности, а греческий – языком философов. Великий римский философ Марк Аврелий (он же великий римский император) все свои труды писал на греческом, а не на латинском. То же случилось в Византии. Я спрашивал специалистов, когда греческий язык стал государственным в Византии, когда на греческом языке стала создаваться художественная и философская литература? Понял так, что, в IV–V вв. и в первой половине VI в. латинский язык в Византии оставался государственным языком. Знаменитый кодекс Юстиниана (император Юстиниан – VI в.) написан на латинском. Интереснейшая ситуация для филологов: как греческий язык победил латинский. Видимо, одна из причин победы в том, что библейские тексты, Новый Завет были написаны на греческом в оригинале, а в конце IV в. это были переводы на латинский. Христианство распространялось на греческом. Этот фактор оказался важнейшим в продвижении греческого языка на территории Византийской империи. Масса штампов, непосредственного калькирования с греческого. Поэтому, когда говорят, что Москва – третий Рим, то многие философы и филологи возражают: Москва – это вторые Афины. Греческого у нас гораздо больше, чем латинского. Греческой основы, греческой духовности, греческой античности… Философ Владимир Эрн только и писал о том, что мы – продолжение греков.

На самом деле какие же мы греки? Мы на них не похожи, смешения с греками у нас не было, но греки-митрополиты на Руси были всегда. Ценность всего греческого у нас настолько велика, что когда греки стали помогать нам пересматривать Священное Писание, то фактически это они спровоцировали знаменитый церковный раскол. Это они стали нам все время указывать, что у нас многое переведено не так и крестимся мы неправильно. Греки знали греческий, но русского-то они не знали. Вот такая интересная проблема.

Когда говорят о влиянии Византии на Русь, то все говорят о христианстве, но дело не только в нем. Это влияние на язык, на мышление, влияние непосредственно античности на всю средневековую русскую культуру. Прямые переводы с греческого на древнерусский были сделаны в таком обширном виде, какого на Западе просто не было. Есть библиографические указатели, где дан полный список переводов. Да, христианство, конечно. Но не только. И даже такой придирчивый к России политолог, как Самуэль Хантингтон, которого я уже цитировал, говорит о том, что Россия не очень похожа на Запад – у нее есть прямое влияние античности на ее культуру и на ее духовный строй. Об этом надо помнить. Что касается Византии, то в своей эволюции ее культура, как культура любой другой страны, пережила эпохи расцвета и упадка. Но оставался византийский дух, византийское мировоззрение – восточно-христианское мировоззрение. Его основой явилось раннее христианство – апостольская церковь и христианство IV в. Вот этот византийский дух сохранялся на протяжении всех 12 столетий.

Культура переменчива, а мировоззрение устойчиво. Цивилизационные признаки константны, в то время как культура меняется или вообще приходит в полный упадок. А цивилизация живет. Даже в момент гибели византийцы проявили такую стойкость духа, что можно только поражаться их духовной силе и верности византийской идее. Есть русская идея, и есть византийская идея. Что мы взяли от византийцев и что усложнило или осложнило нашу жизнь? Мы взяли основный принцип: не менять религиозных взглядов, не менять религиозных догматов. Они должны оставаться такими, какими были сформулированы в IV в. и дополнены в V в. У византийцев было семь вселенских соборов, которые признает и наша Церковь. Догматизм, ортодоксия – вот то, что вошло в нашу Русскую православную церковь. И вы хорошо знаете, что на Западе этого нет. Там религиозные догматы достаточно гибкие, они всегда приспосабливаются к новым условиям. Идет жизнь, появляются новые научные открытия, технический прогресс. И папа римский на все это реагирует: издает энциклики, как теперь надо понимать учение Христа, как жить христианам в новом мире. Ортодоксия с этим не считается. Хотя тоже как-то приспосабливается. Но если меняешь догматы, то это уже новая религия. Что по этому поводу можно сказать? Все-таки вера есть вера, как ее можно менять? В связи с этим у нас есть проблемы, есть проблемы в нашей православной церкви. Есть проблемы контактов с католической и протестантской церквями. Есть проблемы неприятия экуменизма (т.е. желания создать некое христианское единство). «Нет, – говорят наши церковные деятели, – нам такое единство не нужно».

Итак, Византийская цивилизация основывалась на христианстве, но одновременно византийская культура была тесно связана с античной традицией. В стране было необычайно высоко положение ученого или просто образованного человека (чего не было в Западной Римской империи). В ней было много, даже очень много грамотных людей, творцов культурных ценностей, много было образовательных школ. Ромеи зачитывались классиками античной литературы: изучали Платона, Аристотеля и многих других философов, комментировали философские труды. В Константинополе с 425 г. существовал «университет» (поставим это слово в кавычки, потому что университет в классической форме – это уже средневековое открытие: конец XII – самое начало XIII в.). В Византии высокого уровня достигла архитектура. Великий храм Софии был построен в 532–537 гг. Высокий уровень развития математики, естественных наук, особенно медицины. В Римской империи, где императоры непрерывно сражались друг с другом, гибли в междоусобицах, все было запущено. Только военная техника беспрерывно развивалась. Известны успехи в области кораблестроения и торговли. Купцы из Константинополя плавали в Индию, на Цейлон, торговали с Китаем. Западная Европа ничего не знала о Китае. И все-таки мы не все знаем о подлинном величии Византийской цивилизации – огромные ценности погибли в разрушительных войнах. Это 1204 год, когда крестоносцы взяли штурмом Константинополь, и 1453-й, о котором я уже рассказывал.

Историческая судьба Византии раскрывает важные стороны цивилизационного процесса. Мировоззренческие константы, поддерживающие жизнь цивилизации на протяжении большого исторического времени, сохранялись и тогда, когда империя приходила в упадок и в состоянии упадка находилась культура. Именно основная Византийская идея великой православной империи, идея нового Рима, давала возможность восстанавливать государство, когда оно почти совсем исчезло. В 1204 г. был захвачен Константинополь и в нем создана латинская империя. На полуострове Малая Азия создана латинская империя, и в ней императоры-крестоносцы. Оставался маленький островок вместе с городом Никея, где еще сохранялась православная византийская империя. И случилось так, что через 60 лет, благодаря этому фрагменту, империя полностью восстановилась. С 1261 г. – новая империя. Вот такие живучие основы византийской цивилизации.

Духовно-мировоззренческие основы погибают последними. Мы видим это на примере нашей цивилизации. Многое уже разрушено, многое сделано, чтобы разрушить великое государство. Но, пока мы живы, пока существует наш духовный мир, еще есть надежда, что все придет в порядок и великое государство может восстановиться.

Еще раз хочу сказать, что на протяжении веков Византия была посредником между Западом и Востоком, была самым большим и мощным государством в Средиземноморье. Военная и духовная мощь Византии особенно проявилась в V – VI – VII вв., в эпоху раннего Средневековья, когда почти все территории бывшей великой Римской империи и на западе, и на востоке, и на севере, и на юге, были присоединены к Византии. И север Африки, и острова в Средиземном море, и почти вся Италия, и часть Испании – все принадлежало Византии. А вот на Западе раннее Средневековье – самая мрачная полоса и духовной, и государственной жизни.

 
Нравится Нравится