Главная Публикации Монографии Фатющенко В.И. «Русский мир в контексте мировых цивилизаций» Лекция 4. Славянские истоки русского мира

Лекция 4. Славянские истоки русского мира

Новая тема – «Славянские истоки русского мира» – рассчитана на три занятия. Сегодня поговорим о проблеме славянского единства, происхождении славян, происхождении древнерусской нации, или народности. Эта тема касается в какой-то мере политического аспекта славянского единства. Учебников, к сожалению, нет, но есть первоисточники. Ими мы и будем пользоваться. Практически нигде политики я не касаюсь, за исключением некоторых тем, например евразийства. Но сегодня я частично буду касаться политики.

Если посмотреть на российскую цивилизацию, цивилизацию Русь – Россия, то она состоит из нескольких культурно-исторических слоев. Важнейший слой – христианство, византийское влияние. Другое важное влияние – азиатское, азиатский слой. Третья важная часть – западная, или европейская, цивилизация. Но основой, субстратом этой цивилизации является, конечно, народ, население. Это либо народ, либо сообщество народностей – русские, белорусы, украинцы и связавшие с ними судьбу, скажем, мордва и др.

Основой Восточно-христианской цивилизации, а именно цивилизации Древней Руси и России, явилась восточно-славянская общность. Русский мир – важнейшая часть этой цивилизации. Мысль эта банальная, но принципиальная. Русских часто не считали славянами, а некоторые до сих пор не считают, полагая, что в лучшем случае русские – полукровки. Русские связаны с азиатами, с татарами. «Поскреби русского – найдешь татарина» – говорит известная французская пословица. Русы – это как будто бы варяги-скандинавы. Такое мнение развивается и доказывается на протяжении уже полутора столетий.

Происхождение русских вообще неясно. Для некоторых западных и наших ученых, скажем, скифы – либо иранского, либо азиатского происхождения, но со славянской примесью. Так бывает с народами. Возьмем, к примеру, болгар. Основу болгар в начале VII в. составил тюркский народ. Тюркский народ был ославянен, но еще долго сохранял тюркскую самостоятельность. В конце концов турки разгромили болгарское царство и болгары оказались отуреченными и процентов на 50% поменяли свой облик. Конечно, народ может меняться и внешне, и внутренне. Могут поменяться внешние признаки – лицо, фигура, волосы и т.д. Могут и внутренние – например, может поменяться язык. Вот с этой точки зрения ученые задаются вопросом: кто мы после длинного исторического пути?

Вы помните, как А. Блок в своем известном стихотворении с какой-то яростью, запальчивостью, будто с кем-то спорит, отвечает на этот вопрос: «Да, скифы – мы, // да, азиаты – мы, // С раскосыми и жадными очами!» В этих словах больше полемики, чем научного утверждения. На самом деле скифы – не азиаты. Блок, конечно, знал, что скифы – это иранцы, одно этническое общество, а азиаты – это тюрки и монголы, другое этническое общество. Они имеют разные языки. Очевидно, что эта полемика связана с теми, кто ставит вопросы о происхождении русской нации. С. Есенин, описывая пьяные компании, безумных посетителей кабаков, писал:

Нет, таких не подмять, не рассеять

Бесшабашность им гнилью дана

Ты, Рассея моя… Рас-сея…

Азиатская сторона.

Такого рода полемических замечаний и восклицаний у поэтов и даже ученых мы найдем немало.

Проблема стоит остро, так как нас не принимают в сообщество европейцев. Тойнби писал, что русские имеют маленькое отношение к Европе. Россия – это своя нация, свой мир. Тойнби выделил свою цивилизацию для России. Проблема славянства встает как раз в этом контексте. Что касается славян, то я говорил, когда речь шла еще о Данилевском, который выделил нарождающуюся славянскую цивилизацию, что было время, когда славяне и Россия связывали с этой цивилизацией большие надежды. Это было недолго – всего три-четыре десятилетия – с середины XIX в. до 1890-х годов. Здесь и польское восстание (1860-е годы), и особенно русско-турецкая война (1877–1878), освобождение сербов, болгар. Война была кровопролитная, погибло не меньше 200 тыс. русских на полях сражений за освобождение болгар, которые были под турецким игом не меньше 500 лет.

Именно в это время в составе России было много народов. Например, поляки. Речь шла о том, что в состав России войдут болгары. Не было, конечно, отдельных народов, а только этнические особенности таких народностей, как белорусы и украинцы. Славянский мир в целом противопоставлялся миру западному и, конечно, турецкому. О новом культурно-историческом типе Данилевский как раз и напишет в книге «Россия и Европа» (1869). Здесь он видел будущее славянства и возникла даже идея единой славянской государственности. Тогда очень активно муссировалась идея славянской государственности, или идея панславизма. Такая идея объединения нескольких наций часто витала в умах. Например, существует и очень настойчиво развивается идея пантюркизма – объединить всех тюрок, скажем, под покровительством Турции. Панарабизм – но арабов никто и никогда не объединит, настолько они разошлись по своим целям и историческим задачам. Была идея панафриканизма – ее развивал Леопольд Сенгор. Реанимировать прошлое по генетическому признаку – дело очень сложное и утопическое, как мне кажется.

Приведу некоторые материалы, некоторые цитаты, где проявилась идея панславизма. Кстати, сейчас муссируется и идея паневропеизма – идея воссоздать империю в границах империи Карла Великого. Хотя ее в наши дни воссоздали и даже расширили (в империю Карла Великого не входила, скажем, Прибалтика). Первым я хотел бы процитировать стихотворение Тютчева «Славянам» (1867). В это время была торжественно открыта этнографическая выставка, посвященная быту всех славянских народов. На этой выставке были лозунги панславизма, чехи проявляли большую активность. Поляки, конечно, после разгрома восстания молчали. В том, что я прочитаю, есть идея противопоставления славян Западу и есть идея единой славянской нации. Утопично это звучит в историческом контексте, но это прозвучало. Итак, обращение Тютчева к славянам:

Хотя враждебною судьбиной

И были мы разлучены,

Но все же мы народ единый,

Единой матери сыны;

Но все же братья мы родные!

Вот, вот, что ненавидят в нас!

Вам не прощается Россия,

России – не прощают вас!

 

Смущают их, и до испугу,

Что вся славянская семья

В лицо и недругу и другу

Впервые скажет: «Это я!»

При неотступном вспоминанье

О длинной цепи злых обид

Славянское самосознанье,

Как божья кара, их страшит!

 

«Славянское самосознание» – есть оно или нет? Генетически, конечно, оно было, но исторически сложилось так, что в тот момент, когда это писал Тютчев, этого единого славянского самосознания уже не было. Еще интересно то, что сейчас называется политикой двойных стандартов. Они (по Тютчеву, Запад) готовы, чтобы освободить одного заложника, искрошить целый народ. Демонстративно, используя военное шоу, освободить каких-нибудь пленников. Тютчев частично об этом пишет, но на другом материале.

Давно на почве европейской,

Где ложь так пышно разрослась,

Давно наукой фарисейской

Двойная правда создалась:

Для них – закон и равноправность,

Для нас – насилье и обман

И закрепила стародавность

Их, как наследие славян.

 

Я представляю мнение Тютчева, который был очень долго российским дипломатом. «Двойная правда» у Тютчева выражена совершенно ясно. Он оказался очень хороший философ, а не только поэт. Тютчев ставит вопрос о том, есть ли славянское единство и может ли из племени получиться народ:

Опально-мировое племя,

Когда же будешь ты народ?

Когда же упразднится время

Твоей и розни, и невзгод,

И грянет клич к объединенью,

И рухнет то, что делит нас?..

Мы ждем и верим Провиденью –

Ему известны день и час…

В восприятии Тютчева славяне – племена на этнографическом уровне, и на уровне народности, цивилизационном уровне они пока что не пребывают. Далее в этом стихотворении начинается разоблачение славянских деятелей, которые всегда двуличны; часто Запад опирается на славянских политиков, которых Тютчев называет иудами:

Они лишь нашего Иуду

Честят лобзанием своим.

Прав Тютчев в своем пафосе в том, что славяне давно разлучены «враждебною судьбиной». Поляки были в составе России, но польская элита – шляхтичи – не хотели находиться в составе России, несмотря на все призывы к единению. Само принятие католичества Польшей как бы увело поляков-славян из этого славянского единства. Поляки ушли на Запад очень рано. Расхождение произошло по цивилизациям. Одни ушли в западную цивилизацию, а другие стали создавать свою собственную.

Данилевский писал свою книгу накануне русско-турецкой войны, а вот Достоевский писал непосредственно в 1877 г. в специальном издании под названием «Дневник писателя», где он издавал актуальные статьи по всем событиям, которые происходили в мире, и по проблемам, которые эти события ставили перед русскими. Русские гибли на Шипке, в Плевне. Тогда возникла идея независимых царств, как, например, разрушенное турками Болгарское царство. Достоевский удивительно писал: «По внутреннему убеждению своему, самому полному и непреодолимому, – не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденным!». Здорово написал, очень ядовито. «Не будет и не было таких ненавистников, завистников и клеветников…». Важно и то, чтобы Европа признала их освобожденными. Но все-таки внутри славянских народов была тяга к России, к русской культуре и к русскому языку. Это было и сейчас есть. Но с политической точки зрения Достоевский достаточно прозорлив. «И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Боже мой, я напротив, их очень люблю, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что все точно именно так и сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагородному, будто бы, характеру славян, совсем нет, – у них характер в этом смысле как у всех, – а именно потому, что такие вещи иначе и происходить не могут». Не могут иначе происходить, потому что такова историческая ситуация и таково деление славян, разошедшихся уже по разным цивилизациям.

Это пророчество удивительно еще и тем, что оно медленно сбывалось, но, естественно, под влиянием Запада прежде всего. Так происходит и сейчас, когда славяне дружно вступили не только в Европейский союз, но и в НАТО. Ну а НАТО пока что против тех, кто между НАТО и Китаем. «Особенно приятно будет для освобожденных славян рассказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия – страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации».

Существовали общая материальная и духовная культура славянского языческого единства, особенности взаимоотношений с природой, отношение к земле. Из материальной культуры это жилища, сельскохозяйственные постройки, одежда, пища, особые промыслы, тип семьи, внутрисемейные традиции. Все, что я говорю, могло существовать как элементы единства до начала XX в. В течение XX столетия эти компоненты стирались. У всех славян ядром социальной жизни являлась община. Вервь зарегистрирована в X в., а у нас, у русских, – МИР. МИР как община. «На миру и смерть красна». Община существовала у нас до 10-х годов XX в. Только столыпинская реформа разгромила общину, так как, по его мнению, она тормозила сельскохозяйственное производство. Еще моя мать жила в этой общине, когда выделяли земли на души населения, когда все решалось миром, голосованием. Кстати, тогда были и несправедливые решения этой общины. Например, женщинам не давали земли. Женщина не считалась душой. Только если мужчины нет, а остались одни женщины, то пай выделяли.

О духовных традициях общины можно говорить достаточно долго. Это календарные праздники, связанные с сельскохозяйственными циклами, наследие славянского фольклора, семейные обряды, эпические жанры, лирические песни. Иван Ильин сказал, что у русских поющее сердце. Поющее сердце не только у русских, но у всех славян. Поляки много поют, обожают петь. Такого количества бытовых народных песен нет в германском и романском мирах. Декоративное искусство, знание о целительных силах природы – это тоже из общего славянского истока. И, конечно, славянская мифология роднит южных, восточных и западных славян. У всех славян были общие мифы. Все это формировалось на протяжении столетий и уничтожить оказалось трудно. В какой-то мере все это осталось как экзотический элемент.

Я удивился, когда прочитал, что на русском Севере есть истоки закарпатского зодчества. Знаменитые северные деревянные храмы в определенной мере связаны с закарпатской традицией строительства деревянных храмов с узорчатой резьбой. Когда-то много людей из Закарпатья было выслано на север, там они и строили. Но и на Севере была своя традиция. Подробно об этом писал наш художник Игорь Грабарь.

Но главная трансформация общеславянской традиции произошла, конечно, под влиянием христианства. И здесь изменения были коренные. Не под влиянием даже государственной власти, но, прежде всего, под влиянием религии. По этим признакам можно ставить вопросы, возникают сомнения (например, в различии жилищ у северных, южных славян). Главное – есть общий исток языков. Поэтому изгнание русского языка с Украины – плачевный факт, но, мне кажется, это скоро исправится. Сейчас из украинского языка в основном изгоняют интернациональные слова – греческие, латинские. Хотя сам украинский литературный язык слеплен из наречий и польского языка. Н.С. Трубецкой, лингвист, «евразист», показал очень хорошо истоки польского влияния в украинском языке. Славянский генетический фонд тоже важен, когда речь идет о единстве. Например, моральные истоки дохристианского мировоззрения. Скажем, знаменитый славянский стыд (который сейчас как-то растаял в современной славянской цивилизации) идет из глубины, до христианства. Этот стыд стоит на страже человеческого достоинства, на страже самосохранения. Это очень важная моральная черта человека. Приумаление своей личности в коллективе, совесть, жалость – это принадлежность христианства, но, несомненно, все это идет из глубины славянской древности. И в этом, может быть, предпосылки сравнительно легкого принятия христианства на Руси.

Внешний облик, тип лица, мимика, жесты выдают славян. Правда, и этот облик исчезает. Юг наступает стремительно не только в политическом плане. Есть такая цифра: в 1956 г. 0,1% русских девушек выходило замуж за азербайджанцев, а сейчас 12%. Это наступление жизни более энергетического характера. Энергии половой, настойчивости, «наглости», которые помогают Югу продвигаться на Север и дойти уже до Архангельска. С этим ничего не поделаешь. Но пока что славяне сохранили свой облик. Говоря о единстве славян, мы не должны забывать, что исторически существовало индоевропейское единство, и в какой-то мере оно и существует. Как бы там ни было, вы охотнее выйдете замуж за француза, чем за китайца. Да и русские цари ехали за невестами на Запад. Мне кажется, что Тойнби ошибался, полностью отъединяя нас, русских, от древнего европейского наследия. Мы с ним связаны языком и какими-то внутренними, может быть, мистическими связями. Трудно указать время разделения индоевропейского единства, отделения славянской общности и место пребывания древних славян. Обычная дата в ученых трудах – это середина 3 тысячелетия до н.э., т.е. когда разделилось индоевропейское единство.

Есть три гипотезы обитания праславян. Либо это средний Днепр (ближе всего к нам на востоке, что популярнее всего в восточных науках), либо это Висла (эта мысль особенно развивается поляками), либо средний Дунай, о чем пишут южные ученые. У нас многие ученые склоняются к третьей версии. Непрерывно повторяются в наших древних фольклорных лирических песнях припевы «Ой, Дунай, мой Дунай». Есть и много других аргументов. Академик О.Н. Трубачев склонялся именно к третьей версии с разными уточнениями. Но при всех расхождениях территории эти расположены близко друг к другу.

Кроме этого, прародина славян связана с реками, с умением жить на реках – это древнейшая славянская традиция. Было много речных цивилизаций. Славянская цивилизация тоже возникала на реках. Реки – это пути жизни, дороги в другие земли, река – мать-кормилица. Реки сыграли решающую роль в становлении древнерусской цивилизации. Эти гипотезы основываются на языковых данных, пытаются реконструировать индоевропейский язык, праславянский язык, а также применяют археологические данные о жизни славян на разных территориях. Есть еще и косвенные свидетельства в исторических памятниках других народов о жизни славян и праславянском единстве в целом. Для себя я пользуюсь таким ценным изданием, как «Свод древнейших письменных известий о славянах» (1994). Здесь представлены известия о славянах еще греческих и римских историков, а затем германских и византийских историков, до того как появились собственные источники, что связано с возникновением письменности у славян. Скажем, византийские источники обращали внимание на то, что славяне обитали на открытой местности, не защищенной со всех сторон. И равнинные реки обусловили этнические черты славян на протяжении многих веков. Через их территории проходили могучие кочевые племена. Такие нашествия славяне никогда не могли остановить. Это выработало особый тип защиты. Византийский историк писал, что славяне в своем отношении к военному делу похожи на скифов, т.е. когда подходит то или иное племя, славяне прячутся в лесу. Помните, как великий персидский царь Дарий так и не мог победить скифов? Они сжигали свои временные постройки и убегали в степи. Приблизительно такой же вид защиты использовали славяне. Отсюда особый тип выживания славян, способных обходиться самым скудным запасом пищи, – это тип пассивного сопротивления, терпения и стойкости. Все это было выработано еще до христианства. Славяне на исторической арене именно под этим названием появились только в VI в. К этому времени как раз и относятся описания славян византийскими историками.

IV–VI вв. – эпоха великого переселения народов. Первый этап этого великого переселения – переселение германских племен в IV–V вв. Германские племена с севера, со Скандинавии двинулись на юг, на юго-запад – на Римскую империю. Это и были варвары, которые дошли до Рима. Под натиском германских племен Рим пал. Официальная дата падения Рима – 476 г. Но фактически это случилось раньше. Второй этап – это гунны, которые вышли чуть ли не с Байкала, прошли через огромные территории, вбирая в себя другие народы, прежде всего угро-финские племена. Мощной ордой прошли они через славянские земли, вовлекая в свой поток другие племена, и тоже дошли до Рима в V в. Третий этап великого переселения народов – это славяне. Они тоже пришли с севера, и их основной поток был направлен на Балканский полуостров, где они не жили до этого, и на Византию, на северную Грецию, туда, где сейчас современная Македония.

Почему происходят такие переселения, откуда берутся такие орды людей? Красочнее всего это объяснял наш историк Лев Николаевич Гумилев. Он считал, что на том или ином участке земной поверхности бывает особый прилив энергии, какой-то луч падает с неба – «пассионарный толчок», как он сказал. И народы, во-первых, размножаются с невиданной быстротой, а во-вторых, хотят занять новые земли, движутся неизвестно даже по каким соображениям по тем ли иным направлениям. Сейчас это происходит в скрытой форме – китайцы осаждают Сибирь, и с этим мы ничего не можем поделать. И турки на нас идут с юга, а мы ничего не можем поделать.

Я хотел бы привести характеристики славян, которые давали уже поздние источники, – то, что писали в XVIII в. о славянах, о контактах славян с германцами, о некоторых национальных чертах славянства в целом. Процитирую немецкого философа, историка Гердера. По происхождению он прибалтийский немец, родом из Риги, жил в одном из княжеств в Германии и возглавлял там одну из протестантских церквей, т.е. был убежденным протестантом и религиозным деятелем. Мне кажется, у Гердера довольно объективное суждение о славянах, которое сложилось на основании изучения им древних источников. Еще интересно, что Гердер стоит в оппозиции к католической церкви. Вот как описывает Гердер славян, живших в VI–VII вв.: «Повсюду славяне оседали на землях, оставленных другими народами: торговцы, земледельцы и пастухи, они обрабатывали землю и пользовались ею; тем самым после всех опустошений, которые предшествовали их переселению, после всех походов и нашествий их спокойное бесшумное существование было благодатным для земель, на которых они селились».

Почему стали переселяться славяне? Гунны прошли, все развалили, оставили после себя обугленные земли, на которые и пошли потом славяне. Так по Гердеру. Это свойство бесшумно исчезать, а здесь – бесшумно появляться; это бесшумная экспансия территорий. «Они любили земледелие, любили разводить скот и выращивали хлеб, знали многие домашние ремесла, повсюду открывали полезную торговлю изделиями своей страны, произведениями своего искусства». Откуда здесь выражение «своей страны»? Своя сторона – своя территория. Государственности в это время Гердер еще не обнаруживает. Но уже были свое искусство, свои ремесла. Здесь, повторяю, речь идет о славянах в целом. Гердер пишет о том, что, к сожалению, славяне не были воинственными, и несмотря на совершенные подвиги, никогда не были народами воинственными, искателями приключений, какими были германцы. Не было у них сверхжизненной силы. «В Германии славяне занимались добычей руды, умели плавить металл, варили соль, изготовляли полотно, варили мед, сажали плодовые деревья, и, как требовал их характер, вели веселую музыкальную жизнь». Варили мед и пили брагу медовую, наслаждались жизнью на новых территориях, на новых землях. Если говорить о психологических свойствах по Гердеру, то славяне «были милосердны, гостеприимны до расточительства, любили сельскую свободу, были послушны и покорны». Это интересно в связи с тем, что затем, когда речь пойдет о другом славянском племени – о русах, византийцы столкнулись с невероятной жестокостью этого племени, совсем даже не покорный, а грабительский характер был у них.

У славян не было наследственных воинственных государей, они стремились скорее откупиться от врагов, чем защищаться, что тоже само по себе любопытно. «Немцы совершали великий грех против славян». И состоял он в том, что немцы на протяжении сотен лет рассматривали славян как заклятых врагов. И на них оттачивалась их воинская доблесть. Так оно и было – немцы уничтожили целые племена славян. На севере, на территории современной Пруссии, они полностью уничтожили славянское племя пруссов. Есть список племен, которые немцы вырезали полностью. Но некоторые племена все-таки остались для продолжения рода, как, скажем, лужецкие сербы, но это уже другая тема.

Исторически Гердер прав в том, что у славян всегда была неспособность установить долговечный государственный и военный строй, хотя у них и не было недостатка в мужестве в минуты бурного сопротивления. В этом плане Гердер сопоставляет славян и кельтов. Очень уж похожи эти славянские и кельтские племена. У кельтов было очень много мужества, больше даже чем у славян. Кельты захватили Рим в 390 г. до н.э. Бурной, неожиданной атакой взяли Рим. Это были обнаженные по пояс кельты с рыжими гривами, могучие воины, которые за одну ночь и последующее утро захватили Рим. Римляне не могли опомниться, но что толку? Они ушли из Рима и так и не создали настоящей государственности. И в конце концов кельтов в центре Европы уничтожили и римляне, и германские племена. Историческая родина кельтов – это район Швейцарии. Потом они были оттеснены далеко на север, прежде всего на британские острова. Это сопоставление славян и кельтов здесь уместно. Славяне тоже не могли под собственным руководством, под руководством собственных царей создать свою государственность. И в историческом плане нахождение славян и затем славянских государств и русского государства – нахождение между молотом и наковальней. Это есть и сейчас – между молотом европейских государств и наковальней восточной цивилизации – Китаем. То, что писали о славянах русские философы Бердяев, Розанов, Бунин, Ильин и другие, это я пока опущу. Процитирую еще одного византийского автора, а в следующий раз начну с краткой информации о концепции происхождения древнерусской народности.

Византийский полководец Маврикий жил в конце VI – начале VII в. Цитирую учебное пособие «История южных и западных славян» (т. 1. Изд-во МГУ, 2001): «Славяне по причине любви к свободе никогда не соглашаются служить и подчиняться, особенно в своей собственной стране. Они многочисленны и выносливы, легко переносят и жар, и холод, и дождь, и наготу тела, и недостаток пищи, с гостями они кротки и радушны, у них много разного скота и продовольствия, особенно проса и жита. Их жены целомудренны сверх всякой человеческой природы». Вспомните про «великий славянский стыд».

 
Нравится Нравится  
География посещений: