Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Студенческие работы Жарков А.А. Образ государственной власти России начала XX века в массовой культуре Великобритании: попытка формирования имиджа государства (на основе трудов М. Бэринга)

Жарков А.А. Образ государственной власти России начала XX века в массовой культуре Великобритании: попытка формирования имиджа государства (на основе трудов М. Бэринга)

 Жарков Арсений Александрович

Студент, 3 курс
МГУ имени М.В. Ломоносова,
факультет иностранных языков и регионоведения
Senychzharkov@yandex.ru

 

 

Образ государственной власти России начала XX века в массовой культуре Великобритании: попытка формирования имиджа государства (на основе трудов М. Бэринга)

В начале XX века Морис Бэринг являлся одним из ведущих британских экспертов по России. Одним из наиболее интересных и важных аспектов, освещаемых в его исследованиях, является государственная власть нашей страны, особенности ее возникновения, формирования и функционирования.

Ключевые слова: труды М. Беринга, образ России в массовой культуре Британии начала XX века, теория «географического детерминизма», государственная власть России.

At the beginning of the XX century Maurice Baring was one of the leading British experts on Russia. One of the most interesting and important aspects of his research is Russian government, sources of its formation, characteristic features and peculiarities of the functioning.

Key words: the works of M. Bering, the image of Russia in British mass culture in the beginning of the XX century, the theory of "geographical determinism", government of Russia.

Россия всегда волновала умы европейцев, многие из которых, в том числе и британцы, не раз пускались в рискованное путешествие с целью изучить и понять нашу страну. Внимание иностранных путешественников привлекали культура, религия, история России, но одним из важнейших аспектов российской самобытности, анализ которого мог бы пролить свет на таинственную державу, была государственная власть, устройство и действия которой во многом противоречили представлениям демократичных британцев.

Отмечаемые британскими путешественниками характерные черты государственной власти Российской империи начала XX века в условиях складывающегося урбанистического общества с индустриальной экономикой и бурно развивающейся массовой культурой, очень быстро стали неотрывной частью образа, т.е. «сформированного общественностью устойчивого представления о каком-либо явлении, предмете или объекте» [10, с. 178] или «совокупности стереотипов сознания, основанных по преимуществу на вере и не подтвержденных осознанной рефлексией» [9, с. 53]. Далеко не последнюю роль в распространении и популяризации образа России сыграли средства массовой информации, причем как традиционные (газеты, журналы), так и новые, возникшие в результате научно-технического прогресса (киноискусство, эстрадное искусство, радио и массовая литература).

 К началу XX века в коллективном сознании британцев превалирующим оказался образ России как государства неевропейского, с варварским населением и авторитарной системой управления. К примеру, известный мыслитель Дж. К. Честертон в предисловии к книге «Creatures that once were men» пишет, что такие «полуварварские северные страны как Россия, лежащие на периферии европейской цивилизации, всегда излучали вселенскую печаль». [3, с. 2-4].

 Однако активизация британско-русских контактов и общее потепление в двусторонних отношениях после заключения соглашения о разграничении сфер влияния в Средней Азии 1907 г. вызвало в Великобритании всплеск интереса к России и потребность в формировании более благоприятного образа страны-союзницы. Известный исследователь-имаголог С.В. Чугров, рассуждая о взаимоотношениях между государствами, отмечает, что для того, «чтобы избавиться от стереотипов… необходимо тщательное изучение механизмов взаимовосприятия наций и государств» [11, с. 48]. Подобного подхода придерживалась и британская интеллигенция, которая к началу 1910-х начала предпринимать попытки разрушить устоявшийся образ «страны-задиры», что привело к новой волне русофильства [4, c.9] и попытке сформировать России и ее власти новый имидж, т.е. «целенаправленно формируемый (средствами массовой информации, литературой и др.) образ какого-либо лица, предмета, явления, призванный оказать на кого-либо эмоциональное и психологическое воздействие с целью рекламы, популяризации и т.п.» [5, с. 165].

 По мнению современных ученых, одним из авторитетных исследователей России начала XX века был Морис Бэринг [7], посвятивший увлекшей его стране рассматриваемые в этом исследовании книги: «The mainsprings of Russia» (1914) и The Russian People (1911), опубликованные крупнейшей издательской компанией Великобритании.

 Целью данного исследования является анализ сформированного в начале XX века М. Бэрингом образа государственной власти России в массовой культуре Британии. Актуальность данного исследования определяется значимостью формирования положительного имиджа российской власти в условиях очередного обострения российско-британских отношений и, как следствие, упрочения негативных стереотипов в массовом сознании обеих стран.

 Автор справедливо полагает, что его книги стали попыткой помочь среднестатистическому англичанину лучше узнать Россию и ее богатую культуру, которая в силу своей сложности заставляет англичанина отвернуться от нее и попасть под влияние стереотипов [2, c. 12-15].

 Рассмотрению и анализу такого сложного феномена, как государственная власть, в работах Б. уделено огромное внимание. Считая систему управления одним из наиболее важных инструментов в формировании образа, исследователь выделяет несколько источников ее возникновения.

 В начале XX века, несмотря на значительный прогресс в гуманитарных и естественных науках, в европейском массовом сознании все еще доминировала архаичная теория «географического детерменизма» — философского направления, которое утверждает прямую зависимость особенностей развития цивилизации от природных условий (климата, почвы, растительности и тому подобное). Сторонники этой теории уверены, что эти естественные факторы определяют общественный строй, государственное устройство и социально-экономическое развитие цивилизации. [8, c. 9]. В их видении мир очень четко поделен на две части: «цивилизованный Запад», к которому относится европейские страны, и «нецивилизованный Восток», который включает, как нетрудно догадаться, и Россию, в силу своего сложного климата создавшую систему, которую Герберштейн называл «деспотией» [6, c. 36].

 Рассматривая в первых главах книг географию и климат Российской империи, Б. отвергает данный детерминистский подход, опровергая подобное разделение [2, c. 42] и утверждая, что географические особенности не играют важной роли в формировании аппарата власти, в отличие от истории.

 Идя наперекор общественному мнению, считавшему Россию неевропейской страной, Б. закладывает идею «насильственного отстранения России от европейской жизни»: по его мнению, «во времена Вильгельма Завоевателя … Россия была не более отсталой чем Англия и Франция, и, вероятнее всего, и дальше бы развивалась в русле европейской цивилизации, если бы не татаро-монгольское нашествие» [1, c. 19]. Однако вторжение татарских орд и несчастливое для России предопределение быть «буфером между «Европой и Восточными захватчиками» [2, c. 42] заставило русских приспособиться к новым условиям —им бросили «вызов» и российская цивилизация «ответила», создав государство с жесткой централизованной властью, сосредоточенной в руках одного человека. Б. называет этот режим «автократией»- т.е. формой правления, при которой вся полнота судебной, законодательной и исполнительной властей принадлежит одному субъекту власти.

 Б. видит сложившийся государственный аппарат не как продукт сложных климатических условий и, следовательно, деятельности русских «варваров», а как единственный выход, который оставался тогда оторванной от своей европейской «семьи» России: сама концепция неограниченной власти была заимствована русскими у татаро-монголов и адаптирована ими, таким образом сформировав «русскую автократию» [2, c. 256].

 Период ее формирования выпадает на правление Ивана Грозного (1547-1584), которого Б. называет «первым русским автократом» [2, c. 325]. И хотя система власти, выстроенная царем, была очень сильно централизована и носила ярко выраженный личностный характер (признаки автократии), одной сильной личности не хватало для поддержания порядка в огромном государстве. Правитель прибегал к созывам представительских органов власти— Боярской Думы и Земского Собора, «целью которых было ограничить власть царя» [2, c. 328].  По этой причине возникал интересный феномен амбивалентности: с одной стороны, подобные собрания при Иване IV проводились чаще, чем при других царях, стали поистине «общенациональными» [2, c. 329] и де-факто превратились в противовес власти автократа; и, с другой стороны, их существование было выгодно центральной власти, так как «представительские органы в России выросли не из необходимости ограничить самодержавие, а чтобы укрепить его» [2, c. 329].

 Таким образом, в России возникла уникальная система, которая просуществует вплоть до 1905 г. (разумеется, представительские органы меняли свои названия, функции и компетенцию, но их главная роль как одного из инструментов влияния автократа на государственную машину оставалась неизменной). «Вплоть до 30 октября 1905 г. политическим режимом России был неограниченный авторитаризм. Правитель империи носил титул «самодержца всероссийского», хотя в стране имелись и некоторые законодательные органы, подвластные ему» [1, c. 97]. Однако в 1905 г. ситуация кардинально изменилась, когда грянула революция, одной из главных целей которых стало ограничение самодержавия.

 «В торжественный день 30 октября 1905 г. старая система была основательно реформирована в связи с публикацией манифеста, который заложил новые принципы работы государственного аппарата,—так описывает произошедшие изменения Б.— Этот документ провозгласил создание представительского органа под названием Дума…, которой царь бы передал часть законодательных функций, а также гарантировал (манифест) свободу слова, вероисповедания и совести» [1, c. 98-101].

 Создание двухпалатного парламента (верхняя палата—Государственный Совет, нижняя—Государственная Дума), ограничение власти императора и гарантирование свободы, Б., как истинный британец, считает большим шагом вперед. «Россия сейчас превратилась в ограниченную автократию, —пишет он.—Автократию, косвенно ограниченную существованием законодательных органов» [1, c. 98]. По всей видимости, это можно расценивать как большой шаг вперед и, возможно, это даже дает России шанс реформировать свою систему власти по британскому образцу и в конце концов прийти к конституционной монархии. «Само возникновение Думы является показателем значительного прогресса, который… страна проделала в десятилетний период. [ Это дает основания полагать, что] Россия начинает сравнительно медленно, но воспринимать состояние вещей и интересы государства значительно лучше, чем при Александре II. Между двумя этими периодами (имеется в виду период до 1905 г. и после) есть огромная разница»[1, c. 127],—подводит итог автор. Таким образом он показывает, что Россия проделала значительный рост и надеется, что она продолжает движение к конституционализму— режиму, который позволит британцам теплее относиться к огромной империи и ее населению. «Россия действительно заслуживает лучшего правительства» [1, c. 128],—утверждает Б.

 Несомненно, трансформация архаичной и примитивной по мнению британского общества политической системы России в передовую конституционную монархию позволила бы населению Великобритании по-новому взглянуть на русских, их культуру и образ жизни. Однако пока этот переход не завершен, то основанное на многовековых стереотипах предвзятое отношение к России все еще будет существовать.  А М.Б., поставив себе задачу показать, что даже в этой «варварской стране» происходят определенные сдвиги в правильном направлении, прекрасно справился с этой задачей: он опроверг ошибочное мнение британской публики о России как об «азиатской стране»; доказал, что государственная система, недостойная европейской страны, постепенно эволюционирует в демократическую и обозначил основные изменения, которые произошли в этой сфере с 1905 г. Таким образом, британский исследователь достиг своей главной цели—создать России определенный положительный имидж, показав, что она прогрессирует вместе с остальной Европой [2, c. 9].

 Представленные Б. выводы создают основу для формирования нового позитивного имиджа России. Таким образом, своей задачей он видел его создание путем привлечения внимания к позитивным изменениям, происходившим в сфере государственной власти. Ведь хорошо известно, что изменив отношение к одному аспекту в массовом сознании, можно будет рассчитывать на изменение целостного представления о стране.

 Список литературы:

  1. Baring M. The Mainsprings of Russia. L.: Thomas Nelson, 1914.
  2. Baring M. The Russian People. L.: Thomas Nelson, 1911.
  3. Chesterton G.K. Creatures that once were men. L.: Shwarz Press, 1906.
  4. Soboleva O, Wrenn A. From Orientalism to Cultural Capital: the Myth of Russia in British Literature of the 1920s. Oxford: Peter Lang, 2017.
  5. Васюков И. Словарь иностранных слов. М.: Научная литература, 1986.
  6. Герберштейн С. Записки о Московии. М.: Научная литература, 1982.
  7. Карацуба И. Мода на Святую Русь [Электронный ресурс] // Россия глазами иностранцев. Режим доступа: https://arzamas.academy/materials/1325 (Дата обращения: 28.03.2018).
  8. Монтескье Ш. О духе законов [Электронный ресурс] // Электронная библиотека. Режим доступа: http://www.civisbook.ru/files/File/Monteskye.O dukhe.pdf (Дата обращение: 28.03.2018).
  9. Шаповалов В. Восприятие России на Западе: мифы и реальность // Общественные науки и современность. Российская цивилизация. 2000, №1.
  10. Шарков М. Константы гудвилла: стиль, паблисити, репутация, имидж и бренд фирмы. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2009.
  11. Чугров С. Идеологемы во внешнеполитическом сознании // Мировая экономика и политика. 1996. №3.

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"