Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Научная дискуссия ПЕЩЕРА ТЕНЕЙ – XXI

ПЕЩЕРА ТЕНЕЙ – XXI


Елистратов Владимир Станиславович

доктор культурологи, профессор
кафедры лингвистики, перевода и межкультурной коммуникации
МГУ имени М.В. Ломоносова
Тел: +7(916)9351366
E-mail: vse.slova@mail.ru

 

ПЕЩЕРА ТЕНЕЙ – XXI

Философия Платона сыграла большую роль в становлении дуалистического мировоззрения Европы. Преодоленная монизмом восточного христианства, она, тем не менее, продолжает оказывать влияние на современную гуманитарную науку, и это влияние не однозначно.

Ключевые слова: Платон, эйдос, «пещера теней», монизм, дуализм, эмические единицы, архетип, «культурный герой».

 Plato's Philosophy played a major role in the development of the European dualistic worldview. Having been overcame by the monism of Eastern Christianity, nevertheless, it continues to influence the modern humanitarian science, and this effect is not definite.

Key words: Plato, the Eidos, the "cave of shadows", monism, dualism, emic units, the archetype, the "cultural hero".

 

В статье «Роль философии Платона в разрушении древнегреческой эстетики» проф. И.В. Павловский затрагивает чрезвычайно важный философский, искусствоведческий, регионоведческий, историософский и т.д. (я бы неуклюже, но все же обобщил – общекультрологический) вопрос – и делает, на мой взгляд, совершенно верное обобщение.

Действительно, изначальный монизм (целостность) эллинского мировоззрения, мироощущения, именно после Платона дает, не побоюсь этого слова, шизофреническое его (мировоззрения) раздвоение. И лишь восточное христианство возвращает на долгие века этот самый исконный региональный монизм, т.е. единство духовного и материального, «вечного» и «бренного», «идеи» и «материи» (говоря языком самого Платона, эйдоса и его тех самых теней в знаменитой пещере).

Надо иметь в виду, что еще до Платона по-своему цельность мира «расщепил» Парменид (Алетейя и докса – Неизменный и Шарообразный мир, Истина и бесконечные «бренные мнения»). Именно его именем будет назван один из самых важных диалогов Платона. Еще один, как говорится, судьбоносный диалог Платона – «Кратил» (так сказать, «Евангелие» историков языкознания), в котором отражена традиционная древнегреческая дискуссия: в чем соотношение «имени» и «вещи», т.е. присуще ли имя вещи «по природе» («фюсей») или дается «по договору» («тесей», «онома»). В сущности – это все та же парадигма, имя – это и есть «идея», вещь – это и есть «материя». Если имя и вещь едины – это монизм. Если они «случайно встретились» - это дуализм и даже еще «круче» – плюрализм.

Как мы видим, древнегреческие интеллектуалы всегда были «на распутье», в отличие от монистических «рядовых» греков. И профессор И.В. Павловский совершенно прав, что именно Платон сыграл решающую роль в переходе не только эллинской, но всей западной цивилизации на рельсы, условно говоря, дуализма, т.е., в конечном счете, определенного типа духовно-интеллектуальной шизофрении. Причем эта линия, скрупулезно систематизированная Аристотелем, продолжается на Западе до сих пор.

Можно употреблять термин «монизм». Можно использовать англизированное «холизм», т.е. восприятие мира как целого, где всё во всём, одно в одном, всё в одном, одно во всём. Кстати, чаще о холизме, наряду с витализмом, говорят в связи с древнекитайской культурой. Как это ни парадоксально, древние греки чем-то глубинно близки к древним китайцам. Культ целостности мира и культ жизни как высшей ценности мира – вот их доминанты. Мало того: я глубоко убежден, что и русское сознание, в том числе и современное, глубоко монистично (холистично) и виталистично. В этом смысле все разговоры о пресловутом русском двоеверии только как о неком досадном «пережитке» язычества в православии мне представляются бессмысленными. В исконно русском мироощущении дух и материя, Вечное и «бренное» и т.д. нисколько не противоречат друг другу. «И пить будем, и гулять будем, а когда смерть придет – помирать будем». «Москва златоглавая, звон колоколов, Царь-пушка державная, аромат пирогов» и т.п.

Мы уже вели диалоги с профессором И.В. Павловским на тему еды, кухни (фагологии) в русской культуре. Мне кажется, там все это достаточно ясно проиллюстрировано.

Возвращаясь к Платону.

Его пещера теней, ставшая, так сказать, апофеозом мировоззренческого дуализма, стала, вместе с тем, и прообразом огромного количества научных поисков и решений вплоть до наших дней. В средневековой схоластике это спор номиналистов и реалистов об универсалиях, в теодицее - противопоставление субстанций (=эйдосы, Алетейя) и акциденций (=тени, докса). В век рационализма – попытки свести все многообразие мира (=тени, докса) к единым «логическим операциям рассудка» (=эйдосы, субстанции, Алетейя). Да и в новейшее время… Что такое архетипы Юнга? Те же эйдосы, эманирующие бесконечное количество «теней». Что такое т.н. эмические, или эмные единицы (фонема, лексема, синтаксема, интонема, мифологема, культурема и проч.)? Опять же эйдосы, субстанции и т.д.

Приведу хрестоматийный пример. В лингвистике есть фонема <с>. Это – Эйдос, эманирующий звуки («тени»), реализации фонемы. Какие есть «доксы-тени» эйдоса <с> в русском языке? Их восемь:

С отцом – [с]

С сестрой - [сь]

С дядей - [зь]

С женой - [ж]

С братом - [з]

С шурином - [ш]

С чадом - [щ]

С щенком - ноль звука

Учитывая, что миллионы носителей артикулируют эти звуки миллионами способов (на осциллографе это хорошо фиксируется), у фонемы <с> - миллионы «эманаций» - звуков.

Другой не менее хрестоматийный пример. Есть такое понятие – культурный герой (наряду с тотемом, демиургом и трикстером). Этот тот, кто в мифах (и не только) все время что-то делает: строит, воюет, совершает подвиги. В этом смысле реализациями «эйдоса»-фонемы под названием «культурный герой» является и Илья Муромуц, и Спайдер-мэн, и Геракл, и Данила Багров, и Чапаев, И Джеймс Бонд. Т.е. Чапаев – это то же [ш], Спайдер-мэн - [ж] (извините за аллюзию), а культурный герой - <с>.

А все это вместе – «культурный платонизм». И современная наука с ее фонемами, основным (опять же – шизофреническим) вопросом западной философии о первичности материи или сознания, архетипами К. Юнга, «глубинными структурами» лингвиста Н. Хомского и т.д. – все та же пещера теней.

И эта дуалистическая в своей основе наука XXI века находится в глубоком методологическом кризисе. Попытки вернуть ее в монизм-холизм были  (например, у русских софиологов вековой давности), но в целом мы по-прежнему живем в европейской платоновской пещере. И беспомощно разглядывая тени, наша наука пытается разгадать подлинные Эйдосы.

Хорошо, правда, что вокруг нас – «звон колоколов» вполне виталистски сосуществует с «ароматом пирогов». И да будет так.

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.