Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Научная дискуссия Павловский И.В."Восклицают ли «Эврика!», найдя научный термин, и нужны ли американские-русские горки в науке?"

Павловский И.В."Восклицают ли «Эврика!», найдя научный термин, и нужны ли американские-русские горки в науке?"

Павловский Игорь Владимирович

д. и. н., профессор
кафедры региональных исследований
факультета иностранных языков
и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова
тел: (495)783-02-60
E-mail: igorpavlovskiyv@yandex.ru


Восклицают ли «Эврика!», найдя научный термин, и нужны ли американские-русские  горки в науке?

размышление о «реплике» проф. Руцинской И.И.


Наука, в том числе гуманитарная, явление всегда коллективное. Даже когда одиночка отшельник в тиши кабинета пишет научную работу, что называется «в стол», то он, по большому счёту, всегда пишет её не только в поисках Истины, но и для общения со своими собратьями по науке. И критика в этом коллективном мероприятии - вещь неотъемлемая, а хорошая критика – так просто явление неоценимо положительное. Являясь искусствоведом по образованию, Ирина Ильинична часто проявляет себя как специалист, любящий математически точные дефиниции и умеющий острым взором обнаружить наиболее уязвимые стороны концепции своего оппонента. Это и демонстрирует её данная «реплика» на мою работу о еде.

Действительно, в представленной мною работе про еду как одном из атрибутов Времени в культуре не проводится полного научного анализа всех атрибутов Времени. Собственно, еда была, разумеется, только поводом поговорить о своеобразии культурного пространства. Остальные «практики» в культуре, как выразилась Ирина Ильинична, ярче или глуше также характеризуют Время и всю культурно-пространственную систему координат цивилизации. Но с моей точки зрения, манера еды, как нельзя рельефнее обозначает упомянутые свойства культуры. Поэтому я счёл возможным поговорить о еде в данном научном контексте.

Что касается того, что Время всюду является явлением дискретного характера, то это несомненно так, о чём и упоминаю, делая ссылку на недавние открытия математиков и физиков. Но то, что я не это обстоятельство делаю центром моего рассуждения, это вовсе не лукавство автора в данном случае. Вопрос здесь можно рассматривать в двойном аспекте. Во-первых, и проф. Руцинская заметила, что "слипание", если можно так выразиться, то есть плотность дискретных образов Времени, у нас разное, что и позволило мне говорить о том, что у них Время идёт, а у нас перескакивает.

Но это не главное. Главное состоит как раз в том, что разница в восприятии Времени не социально-психологическая, иначе бы тогда не существовало такого явления, как межличностные и надличностные характеристики культуры. Разница в восприятии Времени в культуре более, чем психологическая рефлексия отдельных индивидов рассматриваемой культуры. Эта разница мало зависит от мнения и чувств индивидов. Это поистине объективная система координат, в которой существует сама культура, и варятся отдельные личности и сообщества данной цивилизации.

Многочисленные воспоминания и произведения художественной литературы русской эмиграции после революции 1917 года, когда они переехали в страны Европы, свидетельствуют, что они объективно попали в иное, параллельное пространство. И отметили это все люди, совершенно разного склада ума и характера: от певца А.Н. Вертинского до писателя В.В. Набокова, от эсера Б.В. Савинкова до бывшего батьки Нестора Ивановича Махно.

Есть некоторые особенности Времени нашей цивилизации России, которые проникают в плоть и кровь всех людей, всех явлений культуры, всего мировосприятия. В частности, это то, что я назвал «сюжетность» культуры в противовес строго целенаправленному линейному движению Времени Западной цивилизации. И как раз на примере еды, как мне кажется, это очень хорошо прослеживается.

Если остановиться на удачном выражении Ирины Ильиничны про «американские горки», которые в Америке называются отчего-то «русскими горками», то стоит заметить, что процесс научных исследований хоть в гуманитарных науках, хоть в так называемых естественных всегда состоит из двух фаз. В первой фазе исследователь пытается понять суть вещей, или принцип «как это работает». Во второй фазе исследователь пытается осмыслить понятое, вписать это в существующие научные концепции и объяснить понятое читателю или слушателю. В первой фазе человеку не нужны ни точные термины, ни систематическое, пошаговое осмысление проводимого исследования.

Ему надо вдохновение и ассоциативный ряд, скорее визуального характера, чтобы буквально «увидеть» суть явления. И только во второй стадии требуется точная терминология и пошаговое объяснение. Вряд ли великий Архимед, выскочив из ванной, имел уже сформулированным закон гидростатики. Вряд ли он, уже крича «Эврика», произносил вслед за этим шёпотом «на тело, погружённое в жидкость (или газ), действует выталкивающая сила, равная весу жидкости (или газа) в объёме тела», или шептал формулу «FA=pgV». Он просто увидел, как он погружает золотую корону в воду, а вода выталкивает определённый объём воды, который можно посчитать, вот и всё. Увидел.

В этой первой фазе, как в открытии знаменитой таблицы Менделеева, пошаговость хода мысли совсем даже не случается. Случается озарение и внезапное видение, если угодно, такие виражи мысли можно вполне назвать хотите «американскими горками», хотите «русскими», кому как больше нравится. Но факт заключается в том, что внезапность и непоследовательность открытия, например, закона гидростатики скорее норма, чем исключение. Так что простите великодушно нас, уважаемая Ирина Ильинична, что покатал Вас на этих горках исследования.

Время осмысливать открытое в нашей науке только наступает. Любовь к пошаговости изложения и точным дефинициям, хорошо охарактеризовал Освальд Шпенглер, сказав «Пусть не ищут в ней полноты (в работе «Закат Европы» – И.П.) … Она написана на языке, силящемся чувственно копировать предметы и отношения, а не заменять их понятийными рядами… кто занят дефинициями, тот не ведает судьбы»[1].

А на нашей первоначальной стадии развития науки о человеке, вписанного в конкретные культурно-пространственные координаты, неизбежно внимание исследователя будет сосредоточено на «Судьбе» больше, чем на терминах. Мы сейчас в нашем социокультурном регионоведении  на самом что ни на есть этапе «эвристической фазы», так что «русские горки» у нас и должны случаться. Благодарю Ирину Ильиничну за возможность уточнить мою позицию по этому вопросу.

Литература:

1. Шпенглер О. Закат Европы. Т. 1. М. 1993., С. 125.


 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.