Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Научная дискуссия Руцинская И.И."Между научной дефиницией и метафорой"

Руцинская И.И."Между научной дефиницией и метафорой"

Руцинская Ирина Ильинична

доктор культурологии, профессор
кафедры региональных исследований
факультета иностранных языков и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова
Тел.: 8(495)7340255
e-mail: irinaru2110@gmail.com


Между научной дефиницией и метафорой

Реплика по поводу статьи И.В. Павловского «Еда как атрибут культурно-пространственных координат»

Статья доктора исторических наук И.В. Павловского [1] посвящена проблемам культурологическим, даже культурософским. Автор поднимает разговор о российских особенностях еды на высоту философских обобщений. Диалог с Н. Я. Данилевским, А. Дж. Тойнби, К. Ясперсом, О. Шпенглером, П.Я. Чаадаевым, с которого начинается данная работа, настраивает читателя на восприятие текста высокой степени научной абстракции.

Однако стилистика учёного – это «стилистика обмана читательских ожиданий». Он легко и непринуждённо переходит от разговора на темы основных категорий культуры, к бытовым примерам из собственной жизни, от историософских концепций - к сугубо повседневным рассуждениям. Читатель оказывается в неудобной ситуации своеобразных «американских горок». Быстрота предложенных передвижений дополняется обилием примеров, относящихся к разным этапам человеческой истории, множеством цитат, взятых из самых неожиданных источников. Текст статьи, в итоге, предстаёт чрезвычайно объёмным и разноплановым.

Сравнение с американскими горками можно продолжить, если перейти к разговору о том, что особенно волнует автора: к разговору о категории времени, о его восприятии в русской и западной культуре, о репрезентации этих особенностей в еде, в повседневных гастрономических практиках.

Не ставя целью всестороннее рассмотрение предложенной автором концепции, мы коснёмся только одного её аспекта, о котором достаточно подробно пишет И.В. Павловский: атрибуты времени в русской и западной культуре.

Когда слышишь слова «атрибуты времени»,  естественно предположить, что речь пойдёт об общепринятых, аксиоматичных понятиях, о сущностных, наиважнейших качествах времени. Эти качества суть длительность, одномерность и необратимость. Однако в своей работе автор о них даже не вспоминает. Это было бы объяснимым, если бы в начале своей статьи он не обращался к математическим, физическим, философским категориям и конструкциям времени-пространства, тем самым настраивая читателя на готовность увидеть в предложенных параллелях какую-то особую, важную для автора близость положений, полученных в разных сферах научного знания. Однако, настроив таким образом читателя, И.В. Павловский вновь играет с его ожиданиями: существующие научные определения по поводу временных атрибутов он не опровергает и не подтверждает. Он их просто игнорирует. Он выводит собственные атрибуты, функционирующие в культурном пространстве.

Разобраться в них непросто. Сначала читаем фразу: «на примере еды, как одного из атрибутов Времени, мы попытаемся показать, как атрибут оси координат в корне модифицирует, казалось бы, незыблемое, как считал И. Ньютон, явление – Время». А чуть ниже: «Если для Времени Европы главным атрибутом является Цель, то для Времени Руси, главным атрибутом является сюжет. Сюжет или сценарий является единственным и главным атрибутом Времени нашего культурно-исторического пространства».  Возникает вопрос: если для русской культуры «единственным и главным атрибутом Времени» является сюжет, то значит ли это, что другой, предложенный автором атрибут, - еда -  не выступает для нас таковым? И как понять утверждение, что «еда - это атрибут Времени»? А остальные повседневные практики – тоже атрибуты времени? Или это просто те действия и события в жизни каждого человека, и народа в целом, которые имеют временную протяжённость, суточную повторяемость? Всё ли, что имеет временную протяжённость и всеобщую распространённость, можно назвать атрибутом времени? Или всего-навсего автор неудачно выразился, имея в виду, что еда – один из культурных феноменов, на примере которого можно увидеть различия в восприятии и проживании времени в разных культурах?

Положение о различиях восприятия времени в разных культурах не ново. О них бесконечно пишут лингвисты, оперируя понятиями «картина мира», «языковая картина мира»; о них рассуждают искусствоведы, когда говорят, например, о различиях западно-христианской базилики и восточно-христианского крестово-купольного храма. (Кстати, искусствоведческие выводы о векторности, однонаправленности движения в западной культуре и о его нелинейности, сложности в восточно-христианской, о том, что физическое движение в пространстве храма, сама структура храма репрезентирует особенности духовного движения, особенности восхождения к Богу, некоторым образом перекликаются с тем, о чем говорит И.В.Павловский, оперируя понятиями «цель» и «сюжет»).  Давно и неоднократно прописано, что в западной картине мира время материально, рационально, членится на блоки, имеет жёсткие границы; а в русской – время растяжимо, эмоционально наполнено, не подвержено жёсткому количественному шкалированию, его границы легко разрушаемы. Давно уже Г.Д. Гачев написал о русском «высокомерно-пренебрежительном отношении ко времени» [2, 66].  Однако и в этом видится новизна работы И.В. Павловского, никто ещё не использовал для характеристики восприятия времени в русской культуре гастрономические практики. Мало кто может сравниться с ним в разнообразии, неожиданности приводимых примеров, в яркости индивидуального видения.

Но, повторяем, автор почти не употребляет слов «восприятие времени», «проживание времени», «темпоральные рефлексии», он настойчиво убирает социально-психологические аспекты, стараясь, чтобы выводы звучали близкими тому, что принято в физике и математике.  Вот здесь мы и возвращаемся к «американским горкам». Переходы от строгих физико-математических и географических терминов (атрибуты, координаты), попытка объективизировать культурно-историческое, возвести его на уровень почти физических законов, играют с автором своеобразную шутку: его чисто гуманитарные рассуждения  и предложенные термины воспринимаются не в качестве строгих научных дефиниций в пространстве культурологического/регионоведческого исследования, а в качестве сугубо художественной метафоры.

Высказанные выше сомнения и замечания, тем не менее, не умаляют важности и глубины темы, поднятой И.В. Павловским, своеобразия его подходов, запоминающейся яркости авторского стиля и широты научной эрудиции.


  1. Павловский И.В. Пространство цивилизации и еда как атрибут культурно-пространственных координат // Россия и Запад – диалог культур. [Электронный ресурс] URL:http://www.regionalstudies.ru/journal/homejornal/rubric/2012-11-02-22-03-27/429-extension.html.
  2. Гачев Г. Д. Национальный космо-психо-логос // Вопр. философии. - 1994. - № 12. - С. 59-78.
 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.