Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Язык и культура Роль английских модальных глаголов в формировании межкультурной компетенции

Роль английских модальных глаголов в формировании межкультурной компетенции

Сечина Ксения Александровна
кандидат пед. наук, доцент кафедры иностранных языков
Высшей школы технологии и энергетики Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна,
kseniya_sechina@mail.ru


Роль английских модальных глаголов в формировании межкультурной компетенции

The article is devoted to the formation of intercultural competence as one of the main aims of teaching foreign languages in the modern world. Not only the importance of studying the grammatical features of English modal verbs by students of a technical university is shown, also the understanding of different semantic shades is highlighted, without which successful and effective intercultural communication is impossible, because modal verbs help a speaker express their attitude to reality and narration. In this regard, the article considers the category of modality from the point of view of interpretation of different meanings and their expression by means of modal verbs. The article is also worth paying attention from the methodical point of view because the most difficult cases of translation of modal verbs into the mother tongue are given which cause special difficulties for students.

Key words: intercultural communication, intercultural competence, modal verbs and their equivalents.

The role of English modаl verbs in the formation of intercultural competence 

Статья посвящена формированию межкультурной компетенции как одной из главных задач обучения иностранным языкам в современном мире. На примере изучения модальных глаголов английского языка студентами технического вуза показана важность изучения не только грамматических особенностей английских модальных глаголов, но и понимания различных смысловых оттенков, без которого невозможна успешная и эффективная межкультурная коммуникация, поскольку с помощью модальных глаголов говорящий выражает свое отношение к действительности и высказыванию. В связи с этим в статье категория модальности рассматривается с точки зрения толкования различных смыслов и выражения их посредством модальных глаголов. В методическом плане статья заслуживает внимания, так как в ней приводятся наиболее трудные случаи перевода значений модальных глаголов на родной язык, вызывающие у студентов особую сложность.

Ключевые слова: межкультурная коммуникация, межкультурная компетенция, модальность, модальные глаголы и их эквиваленты.

Одной из главных задач обучения иностранному языку в современном образовании является формирование межкультурной коммуникации. Под межкультурной коммуникацией понимается «адекватное взаимопонимание двух участников коммуникативного акта, принадлежащих к разным национальным культурам» [Верещагин, Костомаров. Язык и культура, 1990: с. 26]. Главное различие национальных культур определяется прежде всего языковыми различиями, которые создают основную сложность для понимания участников межкультурного общения. Помимо знания грамматических форм, норм произношения и лексики большую роль в процессе коммуникации играет конкретная ситуация общения, социальный статус, традиционные взгляды и предпочтения участников, интонация, с которой они говорят и многое другое. В книге советского лингвиста и специалиста по теории перевода Л.С. Бархударова «Язык и перевод» отмечено: «Любое речевое произведение обязательно предполагает как необходимое условие своего существования наличие следующих моментов: 1) предмет («тема») сообщения, то есть, о чем говорится в данном тексте; 2) ситуация общения, то есть та обстановка, в которой осуществляется языковая коммуникация; 3) участники речевого акта, то есть «отправитель» (говорящий или пишущий) и получатель (слушающий или читающий данный текст), каждый из которых характеризуется наличием определенного опыта как нелингвистического (знания об окружающем реальном мире), так и лингвистического (знание языка) характера. Без наличия этих экстралингвистических моментов – темы сообщения, ситуации общения и участников речевого акта – сам по себе речевой акт немыслим, неосуществим в той же мере, в какой он неосуществим без языка» [Бархударов, 1975: с. 31]. В качестве примера Л.С. Бархударов приводит явление эллипсиса в русском языке, когда опускают те слова в тексте, значение которых может быть извлечено из ситуации общения. Например, русское предложение Можно?, взятое само по себе, вне какой-либо определенной ситуации, семантически неполно. Однако, если это предложение произносит человек, стоящий по ту сторону закрытой двери, а его произнесению предшествует стук в дверь, то данное предложение может быть истолковано нами однозначно Можно мне войти? В другой ситуации то же самое предложение получит иную интерпретацию. Так, если его произносит ребенок, одновременно протягивая руку к лежащему на столе яблоку, то данное предложение может быть истолковано иначе, а именно: Можно мне съесть это яблоко?

Несмотря на использование современных электронных переводчиков, невозможно «понять» (то есть правильно проанализировать) оттенки значений высказываний, не обладая знаниями о ситуации общения, предмете коммуникации, участниках коммуникативного акта, так как для их различения необходимо знание культурных реалий, традиций, обычаев, менталитета и т.д. С.Г. Тер-Минасова отмечает: «Научить людей общаться (устно и письменно), научить производить, создавать, а не только понимать иностранную речь - это трудная задача, осложненная еще и тем, что общение - не просто вербальный процесс. Его эффективность, помимо знания языка, зависит от множества факторов: условий и культуры общения, правил этикета, знания невербальных форм выражения (мимики, жестов), наличия глубоких фоновых знаний и многого другого» [Тер-Минасова, 2000: с.27]. То же самое относится к сфере профессионально-ориентированной коммуникации, для успешного осуществления которой «необходимо овладение не только языковой, но и концептуальной системой иного социума, включающей общепринятые представления, нормы, ценности, как специальной, так и обыденной социокультурной областей, в том числе знания правил и норм общения» [Профессионально-ориентированное обучение языкам: реальность и перспективы, 2018: с. 48].

Сегодня целью профессионально-ориентированного обучения иностранному языку в вузе является развитие коммуникативной компетенции. В рамках коммуникативного подхода принято считать, что знаний только о языке недостаточно для эффективного общения на нем, так как «студентам необходимо научиться использовать иностранный язык в соответствующей социальной и профессиональной среде» [Литвишко].

Исследователи, указывая на необходимость освоения и применения новых методов преподавания для максимального развития навыков и умений устной коммуникации, сходятся во мнении, что при обучении английскому языку важно ориентироваться также на традиционные «прошедшие проверку практикой преподавания» [Тер-Минасова, 2000: с.26-27] чтение, понимание и перевод, так как именно текст служит источником профессиональных знаний. Традиционный подход необходимо использовать и при изучении текстов научно-технической литературы по специальности в неязыковом вузе.

Изучая английские модальные глаголы, важно отметить их тесную связь с текстом, иначе называемую исследователями сильной «контекстозависимостью». Это значит, что огромная роль в определении того или иного значения модального глагола принадлежит контексту. Если контекста недостаточно, может возникнуть двусмысленность. Например, высказывание “You must speak English” можно понять как: «Вы должны (вам необходимо) говорить по-английски» и «Вы, должно быть, говорите по-английски». Для полного понимания требуется контекст: “You must speak English at the conference” (для выражения необходимости); You have lived in London for some years, you must speak English” (для выражения значения вероятности) [Мильруд, Карамнов, 2008: с.176-177].

На важную роль контекста «в разрешении многозначности лингвистических единиц» при переводе указывал также Л.С. Бархударов. Он писал, что контекст является «средством, которое как бы «снимает» у той или иной многозначной единицы все ее значения, кроме одного. Тем самым контекст придает той или иной единице языка однозначность и делает возможным выбор одного из нескольких потенциально существующих эквивалентов данной единицы в языке текста перевода» [Бархударов, 1975: с. 169-170]. Это необходимо учитывать в процессе межкультурного общения.

Таким образом, основной задачей обучения профессионально-ориентированному иностранному языку в неязыковом вузе является не только сформировать у студентов представление о языковых явлениях, но и показать, как осуществляется их использование в речи в конкретной ситуации межкультурного общения с учетом того или иного значения. Исследователи относят эту задачу в область функциональной грамматики, суть которой сводится к мысли Л. Щербы о том, что «вся грамматика в целом, фактически со всеми ее разделами, мыслится... не как учение о формах, а как сложная система соответствий между смыслами, составляющими содержание речи, и внешними формами выражения этих смыслов, их формальными показателями» [Щерба, 1974: с. 28].

Большую актуальность в этом отношении представляет рассмотрение категории модальности, так как она связана с выражением смысла высказывания посредством различных языковых средств, т.е. с идей о том, что язык служит средством общения. «Моделирование процесса порождения и восприятия речи, — отмечает З.Я. Тураева, — связано с модальностью. Этим объясняется возросший интерес к изучению модальности, который можно сравнить с "бумом" исследований по метафоре. В основе этого интереса лежит рассмотрение языка как средства социального взаимодействия, как социокультурного феномена» [Тураева, 1994: с. 114]

Модальность как лингвистическая категория определяется как отношение содержания высказывания к действительности. Данное определение содержится в работах В.В. Виноградова. Он же выделил основные языковые средства выражения модальности в русском языке, установил их функциональную иерархию. Модальностью также принято называть отношение говорящего к содержанию высказывания [Зайнуллин, 1986].

Г.А. Золотова выделила три аспекта модальных отношений:

1)               отношение содержания высказывания к действительности в плане его реальности/ирреальности с точки зрения говорящего - объективная модальность;

2)               отношение говорящего к содержанию высказывания в плане его достоверности/недостоверности – субъективная модальность;

3)               отношение между субъектом действия (носителем признака) и действием (предикативным признаком) - внутрисинтаксическая модальность [Модальность как семантическая универсалия, 2010: с. 28].

Одним из способов выражения модальности в английском языке являются модальные глаголы, изучение которых представляет особый интерес, так как чаще всего модальные глаголы функционируют в речи, т.е. участвуют в коммуникативном акте и устанавливают понимание между его участниками. Они не называют действие, а показывают отношение говорящего к действию с точки зрения возможности или необходимости, долженствования, разрешения, способности, выражают уверенность и предположение говорящего. То многообразие оттенков значений, которые они выражают и которые чрезвычайно важны для межкультурной коммуникации. Выбор того или иного модального глагола влияет на смысл всего высказывания и показывает отношение говорящего к действию. Например, You should/might/must see the film. В данной фразе наблюдается нарастание степени настойчивости от совета до приказа. Или: That might/could/may/should/must/will be James phoning at this hour, где модальные глаголы выражают разную степень уверенности. Безусловно, это важно учитывать в ситуации межнационального профессионального общения.

При этом необходимо иметь в виду, что каждый модальный глагол имеет как минимум два значения: вероятность, возможность или необходимость совершения действия и выражение мнения, суждения, отношения. Например, I will come to the conference (я приеду на конференцию) – это факт. Отношение к этому факту может быть разное. Отношение к нему обозначается через модальные глаголы. На практике это выглядит так: I may come to the conference; I must come to the conference; May I come to the conference? Все эти предложения отражают отношение к этому факту. В зависимости от оценки и структуры предложения нужно использовать тот или иной модальный глагол [Горбатенко, Костромин, 2014: с. 31].

На наш взгляд, причина такого неоднозначного использования модальных глаголов заключается в «двуаспектности» самой категории модальности. Так, по мнению С.С. Ваулиной и И.Ю. Кукса, с одной стороны, модальность выражает отношение субъекта к объекту, автора к объекту, предмету речи и его целевую установку (субъективная и коммуникативная модальности), а с другой — отражает то, как говорящий (автор) квалифицирует действительность: как реальную или ирреальную, возможную, необходимую, желаемую и др. (объективная и ситуативная модальности) [Модальность как семантическая универсалия, 2010: c. 32].

Несмотря на большое количество материала по теме: «Модальные глаголы и их эквиваленты», особую трудность в неязыковом вузе представляет небольшое количество учебного времени, отводимое на их освоение. В связи с этим для преподавателя встает вопрос, как объяснить эту тему. Из школьного курса студенты должны хорошо усвоить, что модальные глаголы, как в русском языке, так и в английском, выражают отношение говорящего к действию (говорящий считает, что кто-то должен (может, хочет) сделать что-то). Само действие выражается инфинитивом смыслового глагола, следующим за модальным глаголом. Так, в русском языке говоря, что мы можем что-то сделать, мы не имеем в виду какое-то действие. Глагол may означает не действие само о себе, а говорящий оценивает таким образом возможность сделать это действие весьма хорошо, т.е. дает высокую оценку способности сделать что-то. По значению многие модальные глаголы в английском и русском языках абсолютно совпадают. Однако английские глаголы не способны передавать все значения, заложенные в описании ситуации по-русски. Например, русское предложение Я смогу поговорить об этом с ней завтра возможно перевести на английский только глаголом can, так как у него нет формы будущего времени. По этой причине модальные глаголы называют недостаточными или дефективными глаголами (Defective Verbs), так как они не имеют всех видо-временных форм, которые имеют другие глаголы и заменяются эквивалентами.

Как показывает сопоставительное изучение категории модальности в английском и русском языках, несовпадение категории модальности в этих языках является источником многочисленных трудностей, возникающих перед студентами в процессе выполнения заданий на перевод. Основная трудность состоит в том, что «модальность в английском языке выражена лексически большим количеством элементов, чем в русском языке, что приводит к большой степени детализации модальных оттенков» [Горбатенко, Костромин, 2014: c. 33]. В данной связи от студентов требуется передать модальные оттенки, отраженные в английском языке, средствами русского языка, для чего им необходимо знание эквивалентности модальных глаголов в обоих языках на уровне грамматики и лексики.

В английском языке существует определенный набор правил, который отличает модальные глаголы от других глаголов: они не согласуются с подлежащим в лице и числе, и после них не употребляется частица to перед смысловым глаголом (но есть исключения, например ought to). Модальные глаголы сами образуют вопросительные и отрицательные предложения. Например, May I come in? –Yes, you may. Можно мне войти?- Можно. Can you speak English? –Yes, I can. Вы умеете говорить по-английски? – Да.

Эквиваленты модальных глаголов используются в том случае, когда требуется образование форм прошедшего или будущего времени, а также для образования неличных форм – инфинитива, причастия и герундия. Так, например, глаголы can и may имеют формы настоящего и прошедшего времени: can – could, may – might. Глаголы must, ought и need имеют только форму настоящего времени.

В целом насчитывается около 10 модальных глаголов с разным значением. Однако студенты неязыковых специальностей обычно изучают наиболее употребительные из них – это must, can, may, should, ought to, need и их эквиваленты (to have to, to be to, to be able to, to be allowed to).

На практических занятиях по иностранному языку в неязыковом вузе для усвоения форм модальных глаголов студентам предлагаются таблицы как давно проверенный и эффективный способ обучения. Однако особое внимание заслуживает изучение оттенков значений модальных глаголов, которые вызывают особые трудности у студентов при переводе на русский язык.

Прежде всего, это касается модальных глаголов с различными оттенками долженствования и необходимости от совета и рекомендации до приказа (must, to have to, to be to, should, ought to). Наличие нескольких оттенков основного значения модальных глаголов, отсутствие всех временных форм, а также возможность замены эквивалентами вызывают у студентов определенные сложности в их запоминании и использовании, а иногда и ситуацию путаницы, что, безусловно, должно решаться многократным повторением и отработкой данного материала.

В связи с коммуникативной направленностью системы обучения иностранному языку на практических занятиях по английскому языку студенты выполняют грамматические и речевые упражнения, в которых в виде диалогов или отдельных высказываний смоделированы различные ситуации общения с участием модальных глаголов. Модальные глаголы помогают создать обстановку живого общения на занятиях, разобраться в оттенках модальных значений. Например, студентам предлагается задание определить значение глагола must в предложениях и перевести их:

  1. I wonder why she isn’t at school today. She must be ill.
  2. There is no light in the house, they must be sleeping.
  3. She must have been studying hard to achieve such good results.
  4. You mustn’t break the traffic rules.
  5. I didn’t hear the phone ring, I must have been busy.

Так, предложение I didn’t hear the phone ring I must have been busy на русский язык можно перевести так: Я не слышал телефонного звонка, потому что, должно быть, я был занят. На первый взгляд, здесь нет прямого соответствия между английским предложением и его переводом на русский. Однако перфектная форма инфинитива от глагола to be выражает предшествование первого события второму, которое в русском языке выражается лексическими средствами (например, наречиями времени или предлогами). В вышеуказанном предложении отсутствие в русском языке грамматической формы, выражающей предшествование, приводит к необходимости добавления союза потому что. При этом у студентов возникает сложность не только с переводом перфектного инфинитива, но и с переводом модального глагола must, который используется здесь не для выражения долженствования, а для выражения уверенности говорящего в происходящем, которое в русском языке передается словами «вероятно», «скорее всего», «должно быть».

Таким образом, преподаватель должен объяснить студентам, что в английском языке модальные глаголы могут также использоваться для выражения различной степени вероятности и возможности (might, could, may, should, must, can’t, will). Одной из особенностей  модальных глаголов является то, что они используются в сочетании с разными формами инфинитивов. Инфинитив смыслового глагола, стоящий после модального глагола, может употребляться в форме Indefinite (по-другому Simple), Perfect или в формe Continuous. Выбор формы инфинитива (do, be doing, have done или have been doing) определяется характером действия и временем (настоящим, будущим и прошедшим). Например, He must be studying in the library now. Должно быть (наверное, очевидно), он сейчас занимается в библиотеке. В приведенном примере действие находится в процессе в данный момент, поэтому употребляется форма be studying. Если спросить об этом же человека в 6 часов вечера: Ваш друг в библиотеке?, и говорящий знает, что его друг обычно занимается в библиотеке до 5 часов, он скажет: He must have gone already. Должно быть (по всей вероятности, наверное), он уже ушел. В этом примере must выражает предположение, вероятность, а Perfect Infinitive показывает, что действие является законченным. Одним из упражнений является упражнение, где студенты должны заполнить предложения, обосновывая ту или иную форму инфинитива:

  1. She must be sleeping;…
  2. It must have been raining;…
  3. The examination must have been difficult;…
  4. One must observe the rules of behavior;…

В отрицательных предложениях вместо must употребляется модальный глагол can’t стоящий после него инфинитив (в любой форме) выражает удивление, сомнение по поводу действий, которые будут совершаться, совершаются или уже совершились. Например, She can’t have said it. Не может быть, чтобы она это сказала (Она не могла этого сказать) [Старшинова, 1979]. В современном учебнике по грамматике [Hewings, 2005] приводится такой пример: Sarah hasn’t contacted me. She can’t have got my message. Cара не звонила мне. Должно быть, она не получила мое сообщение. В последнем предложении происходит трансформация отрицательной формы модального глагола can’t в утвердительную должно быть, при этом отрицательная частица not используется для перевода сказуемого с отрицательным значением, обозначающего законченное действие.

Следует учитывать, что при переводе на русский язык имеет место часто быть случай замены отрицательной конструкции на положительную: I couldnt think of anybody to call up. Я подумал, что звонить мне некому.

Если говорящий почти уверен в обратном, у него есть какие-то факты, позволяющие думать, что это не так, он выражает свое сомнение, употребляя глагол might. Например, She might be sleeping now. But it’s too late. – Может быть, она и спит сейчас, но слишком поздно для этого (Обычно она встает рано).

Еще одну сложность в усвоении студентами вышеуказанной темы представляет использование модальных глаголов для образования сослагательного наклонения. Так, например сочетания could, might, should и Perfect Infinitive, обозначают, что действие которое могло бы произойти в прошлом, не произошло. Переводится на русский язык словами могло бы, следовало бы и т.д. Например, You should have prepared better. – Вам следовало бы подготовиться лучше. It might have been worse. – Могло бы быть и хуже.

Следует сказать несколько слов о глаголах to be, to have. В случае если перед глаголом to be инфинитив с частицей to, то он имеет значение «должен», т.е. необходимость в связи с планом, договоренностью. Например, She is to be here at 7 o’clock. She promised или You are to make a report tomorrow. В случае если перед глаголом to have стоит инфинитив смыслового глагола с частицей to, то он имеет значение необходимости сделать что-то в силу обстоятельств. Например, Well, it’s 10 o’clock I have to go home. Уже 10 часов, я должен идти домой. При этом отсутствие необходимости (не нужно, не надо) выражается глаголом have to в отрицательной форме, которая образуется при помощи вспомогательных глаголов в соответствующем времени с Indefinite Infinitive. Например, I won’t have to hurry. There’ll be plenty of time. Мне необязательно будет торопиться. У меня будет много времени.

На практических занятиях студенты должны перевести предложения с учетом модальных значений to have(to) и to be (to) с английского на русский и, наоборот, учитывая их временные формы:

  1. The students were to write their final tests at the end of the term.
  2. The students were to have written their final tests at the end of the term.
  3. He has to work for his living.
  4. I’m afraid I’ll have to ask you for advice и т.д.

Таким образом, знание и умение использовать модальные глаголы тесно связано с пониманием английского языка и умением общаться на нем, т.е. с коммуникативной компетенцией. Данная тема представляется сложной для усвоения студентами и требует более длительного изучения и погружения, так как ее нельзя рассматривать только как грамматическую. Благодаря изучению модальных глаголов перед студентами открывается мир особых смыслов и значений, без которых невозможно осуществлять межкультурную коммуникацию и участвовать в диалоге культур.

Список литературы:

  1. Hewings M. Advanced Grammar in Use. 2nd edition. – Cambridge: Press, 2005. – 294 p.
  2. Бархударов Л.С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода). - М.: Междунар. отношения, 1975. - 240 с.
  3. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. - М.: Русский язык, 1990. - 246 с.
  4. Горбатенко О.Г., Костромин А.Б. Сравнительный анализ категории модальности английских и русских глаголов // Вестник РУДН. 2014. N 2. - C.30-33
  5. Зайнуллин М. В. Модальность как функционально-семантическая категория. - Саратов, 1986.
  6. Литвишко О.М. Инновационные коммуникативные методики в обучении профессионально-ориентированнному английскому. URL:  https://www.pglu.ru/upload/iblock/d68/p60005.pdf. (дата обращения: 23.06.19)
  7. Модальность как семантическая универсалия [Электронный ресурс] / Под ред. И.Ю. Куксы. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2010. – 313 с. – Режим доступа: http://www.iprbookshop.ru/23802.html. (дата обращения: 01.09.19).
  8. Профессионально-ориентированное обучение языкам: реальность и перспективы: сб. ст. участников всероссийской науч.-практич. конф. Санкт-Петербург 20-21 февраля 2018 г. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2018.- 209 с.
  9. Мильруд Р.П., Карамнов А.С. Подходы к изучению английских модальных глаголов // Вестник ТГУ. 2008. Вып. 8 (64). С.174-182. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/podhody-k-izucheniyu-angliyskih-modalnyh-glagolov (дата обращения 17.06.19).
  10. Старшинова Е.К. и др. Практическая грамматика английского языка. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. – 242 с.
  11. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. - М.: Слово, 2000. - 146 с.
  12. Тураева З. Я.Лингвистика текста и категория модальности // Вопросы языкознания. - 1994. - No 3. - С. 105-114.
  13. Щерба Л. В.Языковая система и речевая деятельность. - Л.: Наука, 1974. – 427 с.
 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа

Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"