Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Язык и культура Использование эмоционально-оценочной лексики в текстах современных СМИ и особенности её перевода (на примере статей, упоминающих Президентов России и США)

Использование эмоционально-оценочной лексики в текстах современных СМИ и особенности её перевода (на примере статей, упоминающих Президентов России и США)

Пузаков Александр Владимирович,
к. ист. н., доцент, доцент кафедры теории речи и перевода
Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарёва,
e-mail: puzakov@inbox.ru,

Уварова Мария Александровна,
студентка 2-го курса магистратуры
Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарёва,
e-mail: mary.uvarova2012@yandex.ru


 

Использование эмоционально-оценочной лексики в текстах современных СМИ и особенности её перевода (на примере статей, упоминающих Президентов России и США)

Using emotional and evaluative vocabulary in the texts of modern media and peculiarities of its translation (the case study of the articles mentioning the Presidents of Russia and the USA)

Авторы рассматривают специфику употребления эмоционально-оценочной лексики на примере современных англоязычных статей, в которых упоминается Президент Российской Федерации В. В. Путин и Президент Соединенных Штатов Америки Д. Трамп, выявляют особенности перевода исследуемой лексики на русский язык.

В статье отмечается, что переводчики стараются сохранить оценочность, заложенную автором в исходном тексте. В то же время, в некоторых случаях эмоциональная оценка в переводных текстах усиливается или ослабляется по сравнению с оригинальной. По мнению авторов, такое изменение степени интенсивности эмоциональной оценки следует считать нарушением нормы эквивалентности перевода. В статье также указывается, что при переводе эмоционально-окрашенной лексики в рассмотренных авторами примерах, наряду с дословным переводом используются такие переводческие трансформации как: смысловое развитие, замены, добавления, перестановки, опущения.

Авторы приходят к выводу о том, что при переводе эмоционально-оценочной лексики особое внимание следует уделять не столько поиску соответствия на языке перевода, сколько передаче положительного, отрицательного или нейтрального контекста и сохранению степени интенсивности эмоциональной оценки, учитывая то, что изменение типа оценочности при переводе вполне допустимо.

Ключевые слова: эмоционально-оценочная лексика, перевод, английский язык, русский язык, текст, СМИ, Владимир Путин, Дональд Трамп

 The authors consider the specificity of using emotional and evaluative vocabulary in modern English articles mentioning the President of the Russian Federation, Vladimir Putin, and the President of the United States of America, Donald Trump. The paper reveals the features of translating the studied vocabulary into Russian.

The article notes that translators try to keep the attitude laid down by the author in the source text. At the same time, in some cases the emotional evaluation in the translated texts increases or decreases in comparison with the original one. The authors believe that such a change in the intensity of emotional evaluation should be considered a violation of the translation equivalency requirement. Based on the examples considered by the authors, the article reveals that, when translating emotionally colored vocabulary, such transformations as semantic extension, substitutions, additions, transpositions and omissions are used along with the literal translation.

The authors come to the conclusion that in the translation of the emotional and evaluative vocabulary, special attention should be paid not so much to the search for equivalents in the target language, as to the transfer of a positive, negative or neutral context and the preservation of the degree of intensity of emotional evaluation, bearing in mind the fact that the change in the type of evaluation is quite acceptable.

Key words: emotional and evaluative vocabulary, translation, English, Russian, text, mass media, Vladimir Putin, Donald Trump

Актуальность исследования эмоционально-оценочной лексики обусловлена необходимостью постоянного изучения лексического уровня языка как средства выражения изменений, происходящих в сознании и общественной жизни людей, отношений субъектов друг к другу, к предметам и явлениям.

Согласно определению О. С. Ахмановой, эмоционально-оценочная лексика – это лексические единицы (однозначные слова или отдельные значения многозначных слов), характеризующиеся способностью вызывать особое стилистическое впечатление вне контекста, поскольку в значении таких слов содержится не только предметно-логическая (сведения об обозначаемом предмете), но и дополнительная, непредметная информация – коннотации. [2, c. 310] И. В. Арнольд, называет такую лексику стилистически маркированной. Согласно её определению, это слова, которые наряду с денотативным значением, указывающим на предмет речи, имеют еще коннотативное значение (коннотации), которое складывается из эмоционального, экспрессивного, оценочного и функционально-стилистического компонентов. [1, c. 153]

Исследователи выделяют три типа оценочности, зависящих от способа реализации оценочного значения лексических единиц:

1) функциональная оценочность, обусловленная наличием оценочной семы в самом денотате (например: плохой, полезный, ужас, презирать);

2) коннотативная оценочность, приобретаемая нейтральной лексической единицей только в определенном контексте (например: красно-коричневый (при негативном обозначении совокупности политических сил, проповедующих коммунистическую и ультранационалистическую идеологию), прозрачный (положительная характеристика выборов)); на наш взгляд, такую оценочность было бы правильнее называть «контекстуальной»;

3) прагматическая оценочность, обусловленная спецификой самого денотата (например: пособник, терроризм). [6, с. 77]

Категория оценки является одной из ведущих характеристик политического дискурса, который наиболее ярко актуализируется в текстах средств массовой информации. Выбор материала исследования обусловлен огромным интересом к лидерам Российской Федерации и США: эти две фигуры вызывают сильный эмоциональный отклик, как в России, так и за рубежом, что находит свое отражение в многочисленных материалах информационного и публицистического характера, размещаемых в СМИ.

Как справедливо отмечает З. Я. Тураева, исчерпывающего определения понятия «текст» не существует. Исследователь говорит о тексте как о сложном целом, функционирующим как структурно-семантическое единство, называет текст неким упорядоченным множеством предложений, объединенных различными типами лексической, логической и грамматической связи, способным передавать определенным образом организованную и направленную информацию.  [11, с. 11].

Под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле- или видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. [3] Текст СМИ представляет собой «законченное речевое произведение, которое обладает всеми чертами, присущими средствам массовой информации: общедоступностью, обращенностью к массовой аудитории, периодичностью и способностью оказывать определенное воздействие на реципиента». [7]

Как показало проведенное исследование, при переводе текстов СМИ следует обращать особое внимание на ряд особенностей, связанных с передачей эмоционально-окрашенной лексики. Некоторые экспрессивные элементы (например, каламбур) зачастую нельзя перевести буквально, а при переводе клишированных сочетаний нейтрального характера желательно использовать аналогичные языковые средства. При переводе эмоционально-оценочной лексики с английского языка на русский язык (так же, как при переводе прочей лексики), может использоваться как дословный перевод, так и прагматическая адаптация, обуславливающая применение переводческих трансформаций, таких как: смысловое развитие, замены, добавления, перестановки, опущения и др. Тип оценочности в переводе может отличаться от оригинального. В некоторых случаях переводчики допускают смену оценки: с явно выраженной положительной или отрицательной на нейтральную и наоборот, как в сочетании с компенсацией потери коннотации, так и без таковой, что, на наш взгляд, следует относить к недостаткам перевода.

В ходе исследования была проанализирована 31 англоязычная статья, размещенная в сети Интернет, связанная с деятельностью президентов США и России, их личностным характеристикам. Поиск русскоязычных переводов статей с ссылками на оригиналы проводился на сайте «ИноСМИ» по запросам «Трамп» и «Путин». Параметры поиска были дополнительно ограничены 2017 годом. С помощью метода сплошной выборки было найдено 237 примеров использования английской эмоционально-оценочной лексики и её перевода на русский язык. При анализе примеров использовались методы систематизации, интерпретации и описания.

Исследование показало, что в рассмотренных статьях фамилия президента Российской Федерации упоминалась 147 раз, из них 16 раз – в контексте с положительной коннотацией, 78 – с отрицательной, 53 – с нейтральной.

Рассмотрим несколько характерных примеров. На сайте американской газеты «Уолл-стрит джорнэл» (The Wall Street Journal) размещена статья под заголовком The Origins of Putin’s Land Grab. [15] На русский язык этот заголовок был переведен как «Истоки путинских территориальных захватов». [4] Сочетание land grab имеет исключительно отрицательную коннотацию, приобретенную за счет отрицательной прагматической оценочности, присущей слову grab (захват, незаконное присвоение), что, безусловно, создает отрицательный контекст употребления фамилии президента России. В переводе заглавия сочетанию land grab соответствует «территориальные захваты», где существительное «захваты» также обладает отрицательной прагматической оценочностью. Изменение единственного числа на множественное оправдано узусом и его не стоит воспринимать как попытку усилить отрицательную оценку. В то же время, перевод фамилии, выраженной в англоязычном оригинале именем существительным в притяжательном падеже (Putins), не несущим собственной отрицательной нагрузки, с помощью русского притяжательного имени прилагательного, образованного от фамилии (путинский), воспринимается как неуважительное (отрицательная коннотативная оценочность), что, безусловно, усиливает негативный контекст.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в переведенном на русский язык заголовке отрицательная оценочность выражена сильнее, чем в оригинале за счет использования слова, обладающего отрицательной коннотативной оценочностью, в качестве соответствия английскому слову с нейтральной оценкой. Можно предположить, что переводчик намеренно усилил интенсивность эмоциональной оценки, чтобы русскоязычный читатель обратил внимание на то, в каком ключе автор статьи намерен вести свое повествование, и более внимательно, критически отнесся бы к излагаемому материалу.

Еще один пример – статья на сайте ежедневной британской газеты «Гардиан» (The Guardian), которая озаглавлена For once, Putin is doing the right thing for Syria. [13] В этом случае, с одной стороны, автор поддерживает действия президента России, о чем свидетельствует слово right (верный, правильный), обладающее положительной функциональной оценочностью, однако употребление сочетания for once (один раз, в виде исключения, в кои-то веки) подразумевает, что все остальные действия, кроме этого случая, были неверными, неправильными. Т. е. это сочетание обладает отрицательной коннотативной оценочностью, а, значит, можно говорить о том, что фамилия президента России употребляется и в положительном и в отрицательном контексте одновременно. На русский язык заголовок был переведен следующим образом: «Путин наконец-то делает в Сирии то, что нужно». [9] Можно сказать, что переводчик смог адекватно передать сочетание положительной (то, что нужно) и косвенной отрицательной (наконец-то) оценочности.

Фамилия президента Соединенных Штатов Америки упоминалась в рассмотренных статьях 90 раз, т. е. реже, чем фамилия президента России. Очевидно, это связано с тем, что сайт «ИноСМИ» рассчитан, прежде всего, на русскоязычную аудиторию, на россиян, которых личность и деятельность В. В. Путина интересует больше, чем информация о лидерах других стран. Вероятно, этим руководствовались и переводчики, подбирающие материалы для сайта. Фамилия президента Соединенных Штатов Америки упоминалась в контексте с положительной коннотацией 4 раза, с отрицательной – 39, с нейтральной – 47.

В статье Cheryl Strayed: Someday, a 'Nasty' Woman Like Hillary Clinton Will Win, размещенной на сайте американского журнала «Тайм» (Time) имя Д. Трампа упоминается в резко отрицательном контексте: His disrespect was the reason Id repeatedly assured my children in the months leading up to the election that Donald Trump could not win. He slandered Muslims and immigrants and those of Mexican heritage. He referred to women as pigs and dogs. [16] В переводе этот отрывок звучит следующим образом: «Именно по причине неучтивости Трампа я уверяла своих детей в преддверии выборов, что он не сможет победить. Он порочил мусульман, иммигрантов и выходцев из Мексики. Он называл женщин свиньями и собаками». [5] Мы видим, что английская лексика с отрицательной функциональной (disrespect, slander) и коннотативной (could not win, pigs and dogs) оценочностью была передана русскими словами, также обладающими такой оценочностью: «неучтивость», «порочить», «не может победить», «свиньи и собаки» - соответственно.

В контексте с нейтральной коннотацией фамилия президента США употребляется в следующем примере, взятом из статьи Russia Isn't the Answer to America's Problems With North Korea, размещенной на сайте американского журнала «Форин полиси» (Foreign Policy): As tensions near a boiling point between U.S. President Donald Trump and North Korean leader Kim Jong Un, some observers have suggested that Russia could step in and play a helpful, moderating role.. [14]  На русский язык это предложение переведено следующим образом: «Напряженность в отношениях между президентом Дональдом Трампом и северокорейским лидером Ким Чен Ыном дошла до точки кипения, и некоторые обозреватели полагают, что Россия в этих условиях может вмешаться и сыграть конструктивную роль посредника». [10] В этом случае ни в оригинале, ни в переводе нет эмоционально-оценочной лексики, относящейся к личности или деятельности Д. Трампа.

В положительном контексте деятельность Д. Трампа рассматривается, например, в статье Time for the Trump Administration to Arm Ukraine [12], размещенной на сайте американской газеты «Нью-Йорк таймс» (The New York Times). Автор приводит следующие слова: Mr. Trump’s team rightly believes that if the United States fails to stand against the abuse of these principles, the international order America built will be weakened. Наречие rightly (справедливо, правильно), характеризующее действия Д. Трампа, обладает положительной функциональной оценочностью. В предложении есть слова с отрицательной прагматической оценочностью (fail (не суметь сделать), abuse (плохое, жестокое обращение), weaken (ослаблять)), однако они не относятся к личности или действиям Д. Трампа. В переводе статьи на русский язык это предложение звучит следующим образом: «Команда г-на Трампа совершенно обоснованно полагает, что, если США не выступят против нарушений этих базовых принципов, тот международный порядок, который США создали, утратит свою силу». [8] Слово rightly было передано сочетанием «совершенно обоснованно», которое также обладает положительной функциональной оценочностью, а, значит, переводчик справился со своей задачей.

Проведенное исследование показало, что в англоязычных статьях, в которых упоминаются президенты России и Соединенных Штатов Америки, часто используется эмоционально-окрашенная лексика. Переводя статьи на русский язык, переводчики стараются сохранить ту оценочность, которая заложена автором в оригинале. В то же время, отмечались случаи, когда эмоциональная оценка в переводе усиливалась или ослаблялась по сравнению с оригинальной. По нашему мнению, такое изменение следует считать нарушением нормы эквивалентности перевода. Кроме того, следует отметить, что при переводе эмоционально-окрашенной лексики в рассмотренных нами примерах, наряду с дословным переводом, применялись переводческие трансформации (смысловое развитие, замены, добавления, перестановки, опущения и др.).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что при переводе эмоционально-оценочной лексики особое внимание следует уделять не столько поиску соответствия на языке перевода, сколько передаче положительного, отрицательного или нейтрального контекста и сохранению степени интенсивности эмоциональной оценки, учитывая то, что изменение типа оценочности при переводе вполне допустимо.

 

Список литературы:

1. Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 384 с.

2. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. – 2-е изд., стер. – М: УРСС: Едиториал УРСС, 2004. – 571 с.

3. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 03.07.2016) "О средствах массовой информации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.07.2016) – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1511 (дата обращения: 07.02.2018 г.).

4. Истоки Путинских территориальных захватов // ИноСМИ – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://inosmi.ru/politic/20171014/240509543.html (дата обращения: 07.02.2018 г.).

5. Когда-нибудь "несносная" женщина типа Хиллари Клинтон победит // ИноСМИ – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://inosmi.ru/social/20171005/240441558.html (дата обращения: 07.02.2018 г.).

6. Маркелова Т. В. Семантика и прагматика средств выражения оценки в русском языке // Филологические науки. –  № 3, 1995. –  С. 67-79.

7. Особенности перевода текстов СМИ – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2013/2273/52268_73c3.pdf (дата обращения: 07.02.2018 г.).

8. Пришло время администрации Трампа вооружить  Украину // ИноСМИ – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://inosmi.ru/politic/20171005/240445965.html (дата обращения: 07.02.2018 г.).

9.  Путин наконец-то делает в Сирии то, что нужно // ИноСМИ – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://inosmi.ru/politic/20170505/239289052.html (дата обращения: 07.02.2018 г.).

10. Россия не поможет Америке решить проблемы с Северной Кореей // ИноСМИ – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://inosmi.ru/politic/20170929/240401001.html (дата обращения: 07.02.2018 г.).

11. Тураева З. Я. Лингвистика текста. – М.: Просвещение, 1986. – 127 с.

12. Blinken, A. J. Time for the Trump Administration to Arm Ukraine // The New York Times,  Oct 3, 2017 – [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.nytimes.com/2017/10/04/opinion/trump-ukraine-russia.html (дата обращения: 07.02.2018 г.).

13. Bretton-Gordon, de, H. For once, Putin is doing the right thing for Syria // The Guardian, 4 May, 2017 – [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.theguardian.com/commentisfree/2017/may/04/putin-syria-carnage-humanitarian-safe-zones (дата обращения: 07.02.2018 г.).

14. Kramer, D. J. Russia Isn't the Answer to America's Problems With North Korea // Foreign Policy, September 28, 2017 – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://foreignpolicy.com/2017/09/28/russia-isnt-the-answer-to-americas-problems-with-north-korea (дата обращения: 07.02.2018 г.).

15. Siegel, J. The Origins of Putin’s Land Grab // The Wall Street Journal, Oct 10, 2017 – [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.wsj.com/articles/the-origins-of-putins-land-grab-1507675388 (дата обращения: 07.02.2018 г.).

16. Strayed, C. Someday, a 'Nasty' Woman Like Hillary Clinton Will Win // The Time, Oct 3, 2017 – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://time.com/4959757/cheryl-strayed-nasty-women-hillary-clinton (дата обращения: 07.02.2018 г.).

 

 


 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"