Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Язык и культура Неообрядовые фольклорные тексты ойратов Синьцзяна (по материалам журнала "Khan Tenger" (‘Хан Тенгер’))

Неообрядовые фольклорные тексты ойратов Синьцзяна (по материалам журнала "Khan Tenger" (‘Хан Тенгер’))

 

Меняев Бадма Викторович

мнс отдела монгольской филологии
ФГБУН Калмыцкого научного центра РАН
bmeyaev@mail.ru

Неообрядовые фольклорные тексты ойратов Синьцзяна (по материалам журнала "Khan Tenger" (‘Хан Тенгер’))

В статье рассматриваются образцы фольклора ойратов Китая, опубликованные в научно-популярном журнале «Хан Тенгер». Опубликованные фольклорные тексты свидетельствуют о жанровом многообразии устного творчества ойратов, их уникальности и самобытности. Автор статьи попытался проанализировать некоторые необрядовые тексты фольклора в сопоставление с калмыцким фольклором. Тексты необрядового фольклора переложены с «ясного письма» на современный калмыцкий язык и переведены на русский язык.

Ключевые слова: фольклор, Китай, ойраты, жанр, «Хан Тенгер», необрядовые тексты, ясное письмо

The article considers the folklore samples of the Oirats of China published in a popular scientific journal "Khan Tenger". Published folklore texts show genre diversity of the oral tradition of the Oirats, their uniqueness and identity. The author tried to analyse some non-folklore texts in comparison with the Kalmyk folklore. The non-folklore texts were transferred from the "clear letter" for the modern Kalmyk language and translated into Russian language.

Key words: folklore, China, the Oirats and the genre, "Khan Tenger", non-texts, clear letter

Журнал «Хан Тенгер» (1981-1993 гг.) – китайское периодическое издание, посвященное вопросам изучения народной культуры монгольских народов, проживающих на территории Китая (Синьцзян-Уйгурский автономный район, автономный район Внутренняя Монголия). Журнал печатался Народным издательством Синьцзяна (Šinjiyang-giyin aradiyin kebleliyin xorō) в г. Урумчи Синьцзян-Уйгурский автономного района Китая с 1981по 1993 годы. Выходил четыре раза в год. «Хан Тенгер» ― это последнее свидетельство активного бытования «ясного письма» в Синьцзяне. «Ясное письмо» («тодо бичиг», ойратская письменность) было создано в 1648 году ойрат-калмыцким просветителем, переводчиком, буддийским монахом Зая-пандитой Намкай Джамцо (1599―1662) на основе уйгуро-монгольского алфавита. Благодаря этой письменности на ойратский язык были переведены практически все основные канонические тексты буддизма, велась официальная переписка трех ойратских государственных образований (Джунгарского, Хошутского и Калмыцкого ханств), зафиксированы законодательные уложения. «Ясное письмо» использовалось в Калмыкии вплоть до 1926 года, в Монголии (среди ойратов западной части страны) до 1945 года, и среди ойратов Синьцзянь-Уйгурского автономного района Китая оно используется до сих пор. На «ясном письме» издаются газеты, журналы, книги.

В журнале «Хан Тенгер» опубликованы образцы фольклора, письменной и исторической литературы, этнографические и исторические заметки ойратов на «ясном письме», собранные во второй половине XX века представителями синьцзянской интеллигенции (Но. Батнасан, На. Буува, Хо. Бадай, Т. Джамцо, Ч. Эрнця, Бу. Монке, Дамринжав, С. Баазар, Узмя и др.). Собрание настоящих фольклорных текстов является уникальным. Уменьшение числа носителей ойратского языка, а, значит, фольклорной традиции не позволяет надеяться на то, что в будущем удастся существенно пополнить этот фольклорный материал. В Синьцзяне носителей ойратского языка осталось около 170 тысяч человек. В связи с этим актуальным видится представление уникальности и многообразия устной традиции ойратов Китая, что осуществимо через транслитерацию и перевод фольклорных текстов.

«Хан Тенгер» состоит из фольклорных текстов, скомпонованных по тематическим разделам: Üliger-in dalai «Море сказок» (мифы, сказки, легенды, предания), Zang dadγal «Традиции и обряды» (этнографические заметки, исследования по материальной культуре ойратов), Jangγar-in sudulal «Исследования «Джангара» (научные статьи, отрывки из эпоса), Xur-in dusal «Капли дождя» (триады, пословицы, загадки и т.д.). Научная классификация, теоретически обоснованная, ойратского фольклора по жанрам в настоящее время отсутствует, поэтому тематическая разбивка в журнале «Хан Тенгер» проведена условно: легенда может рассматриваться как предание, и наоборот и т. п. К некоторым текстам даны предисловия, в которых указаны имена собирателей. При этом нет данных по информантам – сказителям, носителям устной традиции, и месту записи.

Образцы фольклора монгольских народов Китая, опубликованные во всех выпусках журнала «Хан Тенгер» автором статьи представлены в виде таблицы формата Excel. В таблице отражена информация: транслитерация названия фольклорного произведения с ойратского языка; перевод на русский язык; краткоек содержание произведения; жанровая принадлежность фольклорного произведения (миф, легенда, эпос, сказка, восхваления и др.); номер, выпуск, страницы журнала; оригинальность произведения.

В разделе Üliger-in dalai «Море сказок» представлены мифы, легенды, предания и сказки, записанные у ойратов Синьцзянь-Уйгурского автономномного района Китая.

В настоящем опубликованы легенды о древних родовых отношениях, о возникновении народных обрядовых праздников, которые можно объединить в одну группу легенд, как генеалогические, а те из них, в которых повествуется о животных и растениях, – легенды этиологические. Этиологические легенды составляют архаический пласт ойратской устной несказочной прозы. Они объясняют происхождение различных животных и птиц, особенности их внешнего вида и повадок, происхождение тех или иных обычаев, примет. В живом бытовании такие легенды рассказываются в ответ на вопросы типа: «Почему произошло?», «Как возникло?», «Но какой причине так называется?». Несколько этиологических легенд было опубликовано в выпусках журнал «Хан Тенгер»: «Kümün yaγād γulir ideji noxoi yaγād šaq idedeq boluqsan bui?» («Почему человек стал, есть хлеб, а собака отходы?»), «Mis-in čēji yuundu xarjingnadaq bui?» («Почему кошка храпит?»), «Eljigen yuundu orkilaxu  boluqsan bui?» («Почему осел, ревет?»), «Takā yuundu sȫ dunda duuγāradaq?» («Почему петух кричит в полночь?») и др. Между тем наличие в этих произведениях ярко выраженных этиологических элементов позволяют отнести их к объяснительным легендам. Действие легенд начинается с зачина: «Это было давно, когда только на земле появились звери». Композиция этиологических легенд усложнена. В некоторых из них присутствует мотив трудных задач, характерный для сказок. В этой связи интересен сюжет легенды «Takā yuundu sȫ dunda duuγāradaq?» («Почему петух кричит среди ночи?») [5, с. 120]: Давным-давно, когда перья у петуха были очень красивыми, у павлина перья не такими красивыми были, оказывается. Тогда же павлин первым услышал о том, что младшая из семи небесных дев собирается спуститься на землю, чтобы задать пир. В один из дней павлин отправился к петуху и говорит: «Петушок, братец мой! Я должен отправиться в чужедальнюю страну к хорошим друзьям, чтобы повеселиться с ними. Как я могу поехать в такой одежде, ты одолжи мне, пожалуйста, свою. Сегодня в полночь я верну ее тебе», - сказал павлин. Так, говорят, петух одолжил свою одежду павлину. Павлин облачился в красивую одежду петуха, а свою одежду надел на петуха, и отправился на пиршество, устроенное младшей из семи небесных дев. Там он весело пировал и не заметил, как полночь миновала, опомнился павлин только когда начало светать. Он не смог вернуться и отправился в небесную страну с младшей из семи небесных дев. С тех пор, говорят, петух ждет, когда павлин вернет ему красивую одежду, которую одолжил, поэтому он стал кричать в полночь [Перевод Б. В. Меняева].

Данный сюжет поясняет два явления из мира животных: первое – отчего петух кричит в полночь, второе – причину того, как у павлина появились красивые перья. Персонажами этой легенды являются животные: петух, павлин. Присутствует в легенде чисто психологическое описание животных персонажей.

Следует отметить, что рассматриваемый сюжет весьма распространен в калмыцкой сказочной традиции. В калмыцкой сказке «Эр така тоhстн хойр» («Петух и павлин») павлин также просит у своего друга петуха красивые перья для похода в гости в чужедальнюю страну. В отличие от синьцзянской версии, в калмыцкой сказке место отправления павлина не уточнено: «Нег дəкҗ тоhстн ик хол хəр hазр орҗ гиичд одх зөвтə болҗ hарна» («Однажды так вышло, что павлин собрался в гости в чужедальнюю страну») [3, с. 10]. Павлин, взяв красивые перья, петуху сказал: «Кемр би өр цəəтл эс ирəд бəəхлəм, өрлə чи намаг дуудад хəəкр, кемр үдлə эс ирəд бəəхлəм, асхн ора намаг дуудҗ хəəкр. Асхн оратад би эркн биш ирхүв», - гиҗ тоhстн эр такад келнəЕсли я не вернусь к рассвету, то утром ты кричи, если же к полудню не вернусь, то кричи вечером, вызывая меня. Я вернусь поздно вечером») [3. с. 10].

В конце калмыцкой сказки объясняется, отчего петух кричит утром рано, в обед и в полночь: Тегəд, тер цагас нааран, эр такас өдрт hурв: өрүн өрлə, үдлə болн сөөни өрəллə тоhстниг дуудад, эврəннь сəəхн өрвлгəн тоhстнас хəрү авхар седəд, хəəкрəд бəəдг болцхасн. Терүнəс көлтə тоhстна өрвлгнь такан өрвлгəс сəəхн болдг болсмнВот почему, с тех пор петухи голосят трижды в день: рано утром, в обед и ночью. Кукарекает петух, надеясь вернуть себе красивые перья, которые взял у него павлин. С тех пор перья павлина стали красивее чем у петуха») [3, с. 10].

В несказочной прозе ойратов Синьцзяна имеется интересный сюжет антропогонического мифа о сотворение человека «Ēji bāba kümü keqsen-ni» («О том, как Эджи-баба сотворил человека») [7, с. 61]: Давным-давно в мире случился великий потоп, во всем мире горы, леса, люди и животные, вплоть до свиней и собак, оказались затопленными водой. В то время даже бог-творец, именуемый Эджи-баба, не мог найти себе кров, он, неся на спине свою мать, поднялся на гору Сумеру и там, в пещере, вместе с матерью стал созерцать. Через несколько лет потоп прекратился, земля понемногу затвердела, стали высыхать лужи и почва. На земле, кроме них, никого не было — ни людей, ни животных. Однажды мать Эджи-баба загрустила, она стала обрезать камнем два края шкуры горного барана. Из этих кусочков она сшила две маленькие куклы ― человечков. Одному человечку она приделала половой орган, собиралась пришить другому, но в этот момент закончились нитки, и она сказала: «Ну все, хватит». Когда она набивала фигурки глиной, ее сын ― бог-творец увидел те две фигурки, почитал заклинания и оживил их. Так появились мальчик и девочка. Эти два живых существа спустились с горы Сумеру и создали семью. У них родились дети, и род их стал разрастаться. От них и берет начало человечество. [Перевод Б. В. Меняева].

Почти во всех вариантах мифа человек создается из глины, а жизнь наполняется божественным дыханием. В представление ойратов Синьцзяна фигурок из глины оживил бог-творец Эджи-баба (добуддийский персонаж), в калмыцких же вариантах мифа о сотворении человека упоминаются божества буддийского пантеона бодхисатва Манджушри («покровитель мудрости») и Будда Шакъямуни. «Бурхан-Бакши, впервые спустившись с небес на землю, ехал на лошади. Вскоре он увидел шедшего по берегу человека, который только что был сотворен. Подъехал к нему и поздоровавшись, он понял, что этот человек не имеет разума. Бурхан-Бакши, благословляя его, вдохнул в него через нос и рот душу и разум. Если этот человек будет жить один, то не будет народа, - подумал Бурхан-Бакши и привел свою дочь, отдав ее в жены тому человеку. У них появились дети, и потомство их размножилось. Так во вселенной зародилось человечество» [1, с. 37].

В журнале «Хан Тенгер» сказки частично разделены по жанрам. Составители обозначили только сказки о животных ‑‑ «Sāral sayixan boqširγo» («Красивый серый воробей»); «Ünegen ba ötöge» («Лиса и медведь»); «Temē, ünegen, čono, bars dörbü» («Верблюд, лиса, волк и барс»); «Xulγuna ünügen-igi mekeleqsen-ni» («Как мышь лису обманула»); «Doγolong alaq šāzaγai («Хромая пестрая сорока») и др., однако в номерах журнала представлены бытовые сказки – «Tabun ējitei tarγun šara köbüün» («Толстый рыжий мальчик, у которого было пять матерей»); «Nusuxai boro marγā abuqsan-ni» («О том, как Нусха Боро выиграл спор»); «Šaγāčin köbüün» («Мальчик, собиратель альчиков»); «Önöčin köbüün» («Мальчик сирота»); «Xarālči lama-in üliger» («Сказка о ламе-проклинателе») и др., волшебные сказки – «Cecen dagini» («Мудрая дакини»); «Māni caγān tüšimel-in erdeni caγān takā» («Драгоценная белая курица Мани Цаган-тушимеля»); «Siditü erdeni» («Волшебная драгоценность»); «Tarbus-in altan üre» («Золотая арбузная семечка»); «Altan-yēr bādaq eljigen» («Осел испражняющийся золотом») и др., богатырские – «Babuq bātur» («Бабуг-батыр»); «Malzan Ulān bātur» («Батыр Малзан Улан»); «Bam ulān bātur xortu moγoi-du bariqdaqsan-ni» («О том как Бам Улан –батыр поймался ядовитой змее»); «Ere sēr bātur» («Эр-сер батыр»); «Yabuγan Mergen» («Йобогон Мерген») и др.

Рассмотрим сказки о животных ойратов Синьцзяна по «Сравнительному указателю сюжетов. Восточнославянская сказка» (1979) [2]. Из раздела «Сказки о животных» (1–299) «Сравнительного указателя сюжетов» с сюжетами сказок о животных ойратов Синьцзяна, опубликованных в журнале «Хан Тенгер» соотносятся сюжетные типы: 20А Звери в яме: кабан, волк, медведь, заяц, лиса и пр., очутившись в волчьей яме, поочередно пожирают друг друга; последней остается лиса, она выбирается из ямы. В сказке ойратов Синьцзяна «Temē, ünegen, čono, bars dörbü» (Верблюд, лиса, волк и барс) хитрая лиса поочередно съедает мясо трех своих братьев: верблюда, волка и барса [6, с. 131].

В сказке «Sāral sayixan boqširγo» («Красивый серый воробей») прослеживается сюжетный тип 56А – Лиса и дрозд (соловей, дятел). Лиса грозится свалить три крепких, как сандал, тополя, сгрызть щавель, выпить всю воду из колодца, перепелка дает красивому серому воробью хороший совет:  «Где же твои рога, чтобы, бодая, свалить три крепких, как сандал тополя? Где же твои клыки, чтобы сгрызть весь щавель? Где же твой живот, чтобы выпить всю воду из колодца?» Лисе не удается заполучить оставшееся единственное яйцо воробья. Лиса мстит перепелке, ей удается схватить сидевшую под деревом перепелку. Однако находчивой перепелке удается обмануть лису и избежать смерти.

Ниже приводим текст «Sāral sayixan boqširγo» («Красивый серый воробей») [4, с. 134]: Говорят, что красивый серый воробей рождается трижды в месяц. Говорят, что в месяц три яйца он высиживает. Однажды, когда красивый серый воробей сидел на яйцах, подобралась к нему плутовка лиса и спросила: «Красивый серый воробей, что ты делаешь?». Красивый серый воробей ответил: «Яйца высиживаю! Сестрица-лиса, а ты чем занята?». На это лиса ответила ему: «Услышав, что яйца высиживаешь, справиться о твоем здоровье пришла». Немного погодя, сестрица-лиса попросила у него: «Из этих яиц дай мне одно яйцо!». Красивый серый воробей ответил: «Я не отдам». Тогда сестрица-лиса сказала: «Если не дашь мне яйцо, то три крепких, как сандал, тополя твоих, бодая, свалю! Я сгрызу весь твой щавель! Выпью всю воду из твоего колодца!». Говорят, что, испугавшись, красивый серый воробей бросил ей одно яйцо. На завтра сестрица-лиса снова прибежала: «Красивый серый воробей, что ты делаешь?». Красивый серый воробей ответил: «Яйца я высиживаю!» Сестрица-лиса попросила: «Дай мне одно яйцо!» Красивый серый воробей ответил: «Не дам». Тогда сестрица-лиса сказала: «Если не отдашь яйцо, то я твои три крепких, как сандал, тополя бодая, свалю! Я сгрызу весь твой щавель! Выпью всю воду из (твоего колодца!». Красивый серый воробей, испугавшись, бросил ей еще одно яйцо и остался с одним единственным яйцом. «Если сестрица-лиса снова придет и будет просить оставшееся единственное яйцо, что же я буду делать»? – так горевал и плакал он. В это время появилась перепелка и спросила: «Красивый серый воробей, почему же ты плачешь?». Воробей ответил: «Приходит сестрица-лиса и съедает мои яйца! Теперь у меня осталось всего лишь одно яйцо. Если она завтра придет и съест мое единственное оставшееся яйцо, что же я буду делать?», - так говоря, он заплакал. Перепелка сказала: «Ты не отдавай ей свои яйца! Почему ты ее боишься?». Красивый серый воробей ответил: Если я не отдам ей свое яйцо, она сказала, что три крепких, как сандал, мои тополя, бодая, свалит, сгрызет весь мой щавель, выпьет всю воду из моего колодца». Перепелка сказала: «Она обманывает тебя, чтобы съесть твои яйца. Когда в следующий раз придет, не отдавай ей [яйцо]. Если, как и раньше, тебя запугивать начнет, ты скажи ей так: «Где же твои рога, чтобы, бодая, свалить три крепких, как сандал тополя? Где же твои клыки, чтобы сгрызть весь щавель? Где же твой живот, чтобы выпить всю воду из колодца?» Говоря так, сиди. Если лиса спросит у тебя: «Кто тебя научил этим словам?» Укажи на меня. Я сейчас полечу высь, когда она прибежит, скажи ей, что я полетела вниз», ‑‑ сказав так, перепелка взмыла ввысь. Назавтра, облизываясь, прибежала лисица-сестрица: «Красивый серый воробей, что ты делаешь?» ‑‑ сросила. Красивый серый воробей ответил: «Яйца высиживаю». Лиса: «Тогда дай мне из них одно яйцо». Красивый серый воробей: «Не отдам я яйцо». Лиса: «Если ты не отдашь яйцо, твоих три крепких, как сандал, тополя, бодая, свалю я! Сгрызу весь твой щавель! Выпью всю воду из твоего колодца!» ‑‑ сказала она. Красивый серый воробей: «Чтобы, бодая, свалить, забодать три крепких, как сандал, тополя, где у тебя рога? Чтобы сгрызть весь щавель, где у тебя клыки? Чтобы выпить всю воду из колодца, где у тебя живот?» ‑‑ сказал. Лиса, пытаясь свалить три крепких, как сандал, тополя, разбила себе голову в кровь. Хотела было сгрызть весь щавель, но зубы у неё затупились. Хотела было всю воду из колодца выпить, но у неё живот заболел. Разозлившись, [лиса] спросила у красивого серого воробья: «Кто тебя научил этим словам? Красивый серый воробей ответил: «Перепелка научила». Лиса, разозлившись на перепелку, решила съесть ее. «Куда она полетела?» ‑ спросила. Красивый серый воробей забыл, что сказать нужно было «вниз», и сказал «вверх». Лиса, увидев сидевшую под деревом перепелку, подкралась к ней и в один миг схватила её, говорят. Перепелка сказала лисе: «Ладно, лисица, если хотите съесть меня, то съешьте! Но только нужно досчитать до восьми и прочитать священные заклинания, сколько это возможно. Тогда мое мясо окажется целебным для вас, а моя душа возродится в стране Манджушри, как знать?». Лиса подумала, что так оно  и может быть, и начала считать: «Раз, два, три…», ‑ и пока досчитала до восьми, перепелка вырвалась изо рта лисы и улетела. Оставшаяся ни с чем лиса посмотрела ей вслед и говорят промолвила: «Ах, как жаль! Вместо «восемь» надо было произнести «Учение». [Перевод Б. В. Меняева].

Итак, тексты необрядового ойратского фольклора, представленные в журнале «Хан Тенгер» вобрали в себя четкость и организованность народного языка, точность и меткость его структуры, простоту и естественность бытовой, разговорной речи людей. В ойратской сказочной традиции основы сюжетов сказок о животных «Sāral sayixan boqširγo» («Красивый серый воробей») и «Temē, ünegen, čono, bars dörbü» («Верблюд, лиса, волк и барс») сохранили общую международную структурную основу, что закономерно для мирового фольклора, которая обогащалась и поддерживалась благодаря культурным контактам. В дальнейшем предстоит более тщательный анализ фольклорных жанров ойратов Синьцзяна, сравнительное изучение разных вариантов, существующих у разных этносов и субтносов.

Список литературы:

1. Семь звезд 2007 ‑‑ Семь звезд. Калмыцкие легенды и предания. / Сост. Басаев Д. Э. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 2007. 414 с.
2. Сравнительный указатель сюжетов 1979 ‑‑ Сравнительный указатель сюжетов. Восточнославянская сказка. Л., 1979. // URL: http://ruthenia.ru/folklore/sus/ (дата обращения - 15.05.17).
3. Хальмг туульс. III боть (1972) / Барт белдснь Н. Н. Мусова, Б. Б. Оконов, Е. Д. Мучкинова. Элст: Хальмг дегтр һарһач, 250 с.
4. Xan Tenggri 1981 ‑‑ Xan Tenggri. Ürümči: Šinjiyang-giyin aradiyin kebleliyin xorō, 1981. № 1. 193 с.
5. Xan Tenggri 1985 ‑‑ Xan Tenggri. Ürümči: Šinjiyang-giyin aradiyin kebleliyin xorō, 1985. № 3. 193 с.
6. Xan Tenggri 1987 ‑‑ Xan Tenggri. Ürümči: Šinjiyang-giyin aradiyin kebleliyin xorō, 1987. № 2. 196 с.
7. Xan Tenggri 1988 ‑‑ Xan Tenggri. Ürümči: Šinjiyang-giyin aradiyin kebleliyin xorō, 1988. № 1. 155 с.

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.