Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Национальные менталитеты Женский модернизм Вирджинии Вулф и его региональные черты на примере эссе «Своя комната»

Женский модернизм Вирджинии Вулф и его региональные черты на примере эссе «Своя комната»

Просвиряк С.А.

Магистрант I года обучения,
факультет иностранных языков и регионоведения
МГУ имени М.В.Ломоносова


Женский модернизм Вирджинии Вулф и его региональные черты на примере эссе «Своя комната»

Статья посвящена рассмотрению роли женщины в литературе начала XX века и выявлению региональной специфики развития британского женского модернизма. Путем анализа эссе Вирджинии Вулф «Своя комната» показывается тесная связь вопросов пола с философскими проблемами эпохи. Осмысляется возможность женщины выражать себя как автора, создателя литературных произведений. На примере работы В.Вулф рассматривается региональный аспект женского модернизма непосредственно в Великобритании - выделяются и раскрываются сугубо британские черты в эссе Вулф, тем самым подчеркивается, что даже в новаторском модернистском произведении можно выявить влияние региона.

Ключевые слова: модернизм, региональная специфика, Великобритания, литература.

The article is devoted to analyzing the role of women in the early XX century literature and outlining specific regional characteristics in the development of British female modernism. The analysis of Virginia Woolf’s essay 'A Room of One’s Own' demonstrates the interconnection between the gender issues and philosophical questions of that time. The possibility of women’s self-expression as authors is studied. By analyzing Woolf’s work the regional aspects of British female modernism are singled out, which proves that even innovative and sensational works are heavily influenced by the region they were created in.

Keywords: modernism, regional aspects, Great Britain, literature.

«Я беру на себя смелость утверждать, что приблизительно в декабре 1910 года человеческий характер изменился… Все отношения между людьми сдвинулись, а если изменяются отношения между людьми, одновременно начинаются изменения в религии, в образе жизни, в политике и литературе». Так ярко и справедливо охарактеризовала начало XX века английская писательница Вирджиния Вулф в своей статье «Мистер Беннет и миссис Браун». Этот период в истории, безусловно, можно назвать эпохой перемен. Напряженная международная обстановка, вызванная изменениями на политической карте мира (бунты на Крите, аннексия Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией, приход младотурок к власти в Османской империи и свержение султана) и назревающими конфликтами между ведущими политическими игроками давала понять, что надвигается нечто угрожающее в общемировом масштабе. Росло напряжение, распространялись революционные идеи.
Однако помимо накопления разрушительной энергии, это непростое для истории европейской цивилизации время способствовало и накоплению энергии творческой. Оно принесло чувство освобождения от многих условностей, прежде ограничивавших художников, литераторов, философов. Оно положило начало формированию нового образа мысли, нового направления во всем многообразии видов искусства - модернизма. Модернизм часто определяется именно как ответ на вызовы времени, попытка изменить, преобразовать существующие парадигмы культуры и привести их в соответствие с прогрессом в научной, политической и экономической сферах. Модернистское движение в литературе отражало перемены в образе жизни и освещало проблемы общества, переживало их, искало решения.       Авторы-модернисты ставили социальные проблемы в один ряд с политическими, считая их ничуть не менее важными. Одним из общественных движений, получивших своё развитие в этот период смены ценностных ориентаций и духовного кризиса было женское движение. Литература быстро впитала в себя этот давно назревший вопрос, и тогда в рамках модернистского движения на литературной сцене появились те, кто ставил под сомнение главенствующую роль мужчины в обществе и искусстве — женщины-авторы, женщины-модернисты. В их произведениях прослеживается тесная связь вопросов пола с экзистенциальными и философскими проблемами эпохи.

Сложно отрицать, что на протяжении многих веков мир был преимущественно мужским. Во всех сферах доминировали мужчины, они делали открытия, писали картины, создавали литературные произведения, тем самым косвенно (а иногда и прямо) определяя роль женщины как второстепенную. Конечно, женщинами восхищались, их образы в искусстве часто наделялись огромным значением, глубоким смыслом, однако роль творца, субъекта, а не объекта литературы оставалась для женщины долгое время труднодоступной. Женщин-писателей было значительно меньше, чем мужчин. Иногда они скрывались за вымышленными мужскими именами (самые известные примеры — сестры Бронте, писавшие под коллективным псевдонимом «братья Белл»; переводчица и автор Джордж Элиот; французская писательница Жорж Санд), а иногда совсем не могли реализоваться в сфере литературы по причине отсутствия необходимого образования и возможности его получения, а также общественного осуждения. На первом месте в самоопределении женщин долго стоял пол - позднее очень точное определение подобному положению дел даст в своей программной работе «Второй пол», посвященной феминизму, французская писательница и лидер женского движения Симона де Бовуар: «Если я хочу найти себе определение, я вынуждена прежде всего заявить: "Я — женщина"» [3].

Эпоха модернизма стала тем самым периодом в истории, когда второстепенная роль женщины как в обществе, так и в искусстве была поставлена под сомнение. За довольно короткий промежуток времени появились работы по социологии, психологии, философии, которые исследовали этот вопрос и приходили к похожим выводам: женская второстепенность — это миф. Многие из исследователей сами были женщинами (Дора Марсден, Мэри Робертс Кулидж), что уже является красноречивым показателем изменений положения женщины. «В прошлом мужской порядок вещей затмил бы, вытеснил, заставил бы её [женщину-автора] замолчать. Теперь она, хотя и не лишенная чувства вины, осознавала, что может, что должна говорить». [In the past, the masculine order would have eclipsed, marginalized, or muted her. Now she felt, though at times quite guiltily, that she could speak, she must speak] [6].
Перемены начала XX века дали женщинам возможность работать вне дома и понять, что они способны на многое. Начал формироваться новый тип женщины, который окончательно сложился между двумя мировыми войнами, — женщины свободной, независимой (как финансово, так и интеллектуально). Женщины стремились к самореализации, искали применение своим талантам и способностям.

Начало этой трансформации ознаменовалось появлением важных работ не только в научной и философской, но и непосредственно в литературной сфере. Квинтэссенцией осмысления роли женщины как автора можно считать эссе Вирджинии Вулф «Своя комната», в котором она проводит читателя по пути своего исследования исторической и культурной перспективы возможностей женщины в создании литературных произведений. Оно основано на лекциях, прочитанных Вулф в 1928 году студенткам английских колледжей (сам факт проведения подобных мероприятий тоже говорит о значительных переменах в общественном мнении относительно женщин, их способностей и места в социуме).

Ценность эссе Вулф в том, что она не просто обращается к описанию роли женщины в литературе как исследователь или философ, стоящий на некотором расстоянии от проблемы, но и интегрирует себя в исследование, ассоциирует себя с той самой женщиной в литературе, писателем, пытающимся выступать не только от имени своей эпохи и страны, но и от лица женщин в целом.

Название работы Вулф поясняет во введении к своему эссе — «у каждой женщины, если она собирается писать, должны быть средства и своя комната» [1, C.83]. Далее, по мере того, как текст разворачивается перед ним, читатель может наблюдать сочетание традиций публицистики с рядом вполне модернистских приёмов. В их числе - раскрытие приёма повествования (Вулф показывает нам, как именно из размышлений и исследований рождается её эссе) и отсутствие единства времени и места в тексте. В самом начале Вулф, называя, как бы на выбор для читателя, три имени героини — Мэри Сетон, Мэри Бетон и Мэри Кармайкл, — заявляет, что имя не имеет значения, это может быть кто угодно, но затем все три имени появляются по мере развития повествования и обозначают как будто бы разных персонажей: преподавательницу в женском колледже, начинающую писательницу, рассказчицу-исследовательницу. Читателя, однако, не покидает ощущение, что все эти Мэри не зря различаются только фамилиями, кажется, что к концу эссе они должны сложиться в единый сверхобраз, который и воплощает в реальной жизни автор произведения.

Есть в тексте и следы характерного для модернизма потока сознания — мысли уносят рассказчицу в другие эпохи и места, позволяя проводить неожиданные аналогии и рассматривать с исторической точки зрения проблемы, с которыми сталкивались женщины. Основная, если учесть цель и направленность этого эссе (изначально — лекций) — это недоступность образования для женщин. В воображении Вирджинии Вулф  сестра Шекспира, литературно одаренная так же, как и её брат, оканчивает жизнь самоубийством, не найдя себе места на литературном поприще за неимением необходимого образования и невозможностью преодолеть исключительность и ограниченность своей роли как женщины. Также Вулф сопоставляет некие вымышленные мужской и женский колледжи: первый с богатой историей, красотой и роскошью архитектуры, ценнейшими рукописями в библиотеке, а второй — скромный, построенный на деньги, с трудом собранные немногочисленными сторонниками образования для женщин, начавший развиваться только в 1860 году.

Вулф настаивает на том, что литература не может оставить без внимания происходящие в жизни изменения. Всё то, что случается в реальности, может и должно стать не только фоном, но и сюжетом для новых литературных произведений. «Литература, - пишет Вулф. - Словно паутина — легче легкого, но привязана к жизни, ко всем её четырем углам» [1, C.106]. Именно в создании качественно новых книг в новом мире видит Вулф свою задачу как Автора. Она призывает перестать воспринимать действительность и литературу через призму пола, тем самым открыв путь на литературный олимп той самой «сестре Шекспира».

«Мы идем одни и связаны не только с миром мужчин и женщин, но и с миром реальности… Тогда — случай представится, и тень поэта, сестры Шекспира, обретет наконец плоть, которой так часто жертвовали. Вобрав в себя жизни безвестных предшественниц, как прежде её брат, она родится. Рассчитывать же, что придет сама, без наших приготовлений и усилий, и выживет, и сможет писать свои стихи — нельзя, ибо это невозможно», [1, C.155] - так заключает писательница своё эссе-наблюдение. После подобного заявления уже невозможно было бы отводить женщине-творцу второстепенную позицию в литературе и оставлять без внимания её вклад в развитие модернизма. Так оформляется женский модернизм, так представительницы некогда считавшегося «слабым» и «вторым» пола обретают свой собственный голос.

Несомненно, женский модернизм - далеко не сугубо английский феномен. Модернизм охватил большинство европейских стран (включая скандинавские), Россию, Америку, и в большинстве из них появились поэтессы и писательницы, писавшие о проблемах женщин (Колетт во Франции, Кора Сандель в Норвегии, Гертруда Стайн в Америке и другие). Однако в рамках данной статьи представляется интересным рассмотреть модернизм «Своей комнаты» Вирджинии Вулф как именно английское явление, найти в нем следы влияния региона.

Концепт, вокруг которого построена вся работа Вулф, уже красноречиво указывает на то, что автором является настоящая англичанка. В высказывании о «своей комнате» можно легко разгадать несколько видоизмененный вариант старой пословицы «мой дом - моя крепость», которая, в свою очередь, происходит из узаконенной в англосаксонском праве доктрины Замка (castle doctrine) [5]. По мнению Вулф, работать необходимо в спокойном и, главное, собственном жизненном пространстве, само наличие которого указывает на то, что его владелец - состоявшийся в жизни человек, свободный заниматься чем бы то ни было.

Ещё одна английская черта, которая интересным образом проявляется в эссе Вулф - это традиционность. Хотя модернизм вообще, а женский модернизм тем более, никак не вписывается в данное понятие и какие-либо присущие ему рамки, важность традиции для автора легко различима на страницах работы. «У одних традиция, - пишет Вулф о мужчинах. - А за другими [т.е. женщинами]— пустота» [1, C.96]. Однако она не призывает к разрушению существующих «мужских» традиций, а говорит о создании новой. Если нет существующей традиции - англичанин чувствует себя некомфортно, он чувствует, что не вписывается, находится в «пустоте». Своим эссе Вулф призывает создавать необходимые предпосылки для того, чтобы сложилась благоприятная среда для зарождения традиции женского авторства, женского образования, и тогда, со временем (Вулф подчеркивает постепенность, длительность этого процесса) путь для «сестры Шекспира» будет открыт, и она сможет стать на одну ступень с мужчинами.    Сюда же вплетается английская национальная гордость и чёткая идентификация себя с английской нацией. Вулф ссылается на Шекспира, Браунинга, неоднократно вспоминает своих предшественниц Джейн Остен и сестер Бронте. В тексте не раз проявляется гордость богатым университетским наследием Англии, и автор выражает надежду, что недавно появившееся в этой области новшество - женское образование - впишется в эту традицию и дополнит её, сможет закрепиться, позволить женщинам заниматься творчеством, обновить и обогатить страну. «По коридорам и лестницам колледжа, распевая и хлопая дверями, шла юность Англии» [1, C.93] - так оптимистично и патриотично описывает Вулф девушек-студенток.

Отрицательные стороны английской жизни, помимо положения женщины, тематизированного в «Своей комнате», писательницей тоже затрагиваются, она призывает не замалчивать их, а анализировать: «Страшные факты, позор для нашей нации! Но давайте посмотрим им в лицо. Совершенно ясно, что из-за какого-то изъяна в нашем государственном устройстве у нищего английского поэта уже двести лет нет никаких шансов выжить» [1, C.143]. Итак, проблемы нищего поэта - это проблемы нации, и их нужно решать - именно такого мнения придерживается Вирджиния Вулф.

Можно согласиться с Вирджинией Вулф в том, что в начале XX века человеческий характер определенно поменялся. Модернизм, неотъемлемой частью которого были авторы-женщины, развивался параллельно с женским движением, изучал, поддерживал и делал его достоянием читающей публики, тем самым влияя на общество. Он постепенно размывал сложившиеся столетия назад границы гендерных ролей. Вирджиния Вулф в «Своей комнате» предсказала рождение писателя-женщины, и она (а точнее, они) действительно появилась, обеспечив себе литературное бессмертие своими произведениями.

Отношения же между людьми, о переменах в которых также упоминает в приведённом нами в начале работы высказывании о событиях 1910 года Вулф, вполне могут быть интерпретированы как отношения между мужчинами и женщинами, и тогда писательница снова оказывается права: миф о подчиненности женщины мужчине начинает развеиваться, и наступает эпоха «новой», независимой, мыслящей, творческой женщины.

«Женскость» модернизма — один из главных его компонентов, та глава в развитии литературного движения, без которой оно не было бы таким, каким мы знаем его сегодня. Темы, поднятые Вирджинией Вулф и её современницами в их произведениях, актуальны до сих пор, как по-прежнему актуально и женское движение, и поиск самоидентификации.

Модернизм действительно разрушил многие привычные представления о литературе, породил новые формы, поднял ранее замалчиваемые проблемы. Однако если проанализировать «Свою комнату» с регионоведческой точки зрения, можно увидеть, что даже в таком новаторском и по стилю, и по проблематике произведении заметно проявляется влияние региона Англии. Отражение английских национальных черт в тексте, где-то бессознательное, где-то осознанное, позволяет предположить, что на вопрос «Вы рады, что вы англичанка?», который оставляет без ответа одна из героинь Вулф в произведении «По морю прочь», сама писательница ответила бы утвердительно.

Список литературы:

  1. Вулф В. Своя комната // Эти загадочные англичанки... М.: Текст, 2002. - 512 с.
  2. Гилберт К., Кун Г. История эстетики. М.: Издательство иностранной литературы, 1960. - 653 c.
  3. Де Бовуар С. Второй пол. М.: АО Издательская группа «Прогресс» , 1997. - 368 с.
  4. Рейнгольд Н. Мосты через Ла-Манш. Британская литература 1900-2000-х. М.: РГГУ, 2012. - 626 с.
  5. An Englishman's home is his castle // The Phrase Finder. URL: http://www.phrases.org.uk/meanings/an-6 englishmans-home-is-his-castle.html (дата обращения: 03.12.2016).
  6. Gilbert S., Gubar S. No man’s land. The place of the woman writer in the Twentieth century. Yale University Press, 1989. - 320 p.
 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"