Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Национальные менталитеты Золотухина М.В. К вопросу о ценностных ориентациях родительства: современный дискурс в США

Золотухина М.В. К вопросу о ценностных ориентациях родительства: современный дискурс в США

Золотухина М.В., к.и.н., доцент кафедры социологии и социальной антропологии МГУДТ


К вопросу о ценностных ориентациях родительства: современный дискурс в США

Тема ценностных основ социализации настолько обширна, что для небольшого формата может идти речь лишь о том, чтобы наметить темы для дискуссии. В последнее время многие идеи так называемого западного (и в том числе, американского) воспитания в какой-то степени популярны и среди российской аудитории, поэтому мне представляется важным (на примере среднего класса США, который и является основным транслятором установок и паттернов) обратиться к вопросу об универсальности этих ценностей и попытаться составить некий глоссарий американского родительства.  Я использовала материалы многолетнего включенного наблюдения и интервью, СМИ (общей направленности и специальных – посвященных вопросам родительства), блогов.

Одна из метафор феномена социализации детей в США – поле битв и сражений  (parental mine field) – «ничто мы не делаем с такой легкостью, как судим и рядим методы воспитания детей» -  замечают многие американцы, причем на всем протяжении родительство, которое  конечно, т. е., заключено в весьма строгие хронологические рамки. Последние заданы сравнительно поздним возрастом рождения первого ребенка, как правило, небольшим промежутком между детьми.  И еще одним важнейшим фактором: согласно «Американской мечте» к 18-ти годам птенец должен быть запущен (употребляется глагол to launch) из родительского гнезда  - поступить в колледж или университет, а значит, покинуть дом, даже в том случае, если домашнее проживание  возможно, а тревожные родители  - согласно новому тренду - станут кружить над кампусом, как вертолеты (helicopter parents). Возвращение  таких подросших, но, по американским меркам, не полноценно повзрослевших детей (boomerang kids) домой – еще одна новая, не менее волнительная тенденция, во многом усугубленная экономическим кризисом 2008 года. Все это делает ставки оптимального воспитания весьма высокими. Условная «конечность» родительства подразумевает и концентрированность этого жизненного этапа: причем, не только во временном  и поколенческом смыслах или в плане родительских усилий, она имеет и пространственное выражение. Как правило, оптимальные для семейной жизни районы (пригороды)располагаются вокруг хороших школ (и определяя их – школ – качество за счет финансирования на местном уровне и активной задействованности родителей). Это означает высокую степень общности интересов жителей, меры по обеспечению безопасности, очень активный обмен ресурсами (не будет преувеличением сказать, что заболтаться вечером с соседкой считается фактически неприемлемым, но постучаться к той же соседке ночью или днем попросить ее посидеть с ребенком – вполне нормальным). Ограниченность семейных ресурсов подразумевает активный их поиск (outsourcing).

Кого хотели бы вырастить? В силу политкорректности ни одна личностная характеристика ребенка не должна быть абсолютизирована – здоровый, спортивный, желательно сбалансированного веса. Об излишнем весе говорить нельзя – настолько, что открываются специальные летние лагеря с занавешанными зеркалами, чтобы снять излишний акцент на внешность [7]. Но и не бороться с ожирением тоже невозможно – по очевидным медицинским причинам. Из личностных черт - ответственный, трудолюбивый, стремящийся помочь, независимый, делающий правильный выбор, с хорошими манерами, понимающий окружающих. Имеет значение и вера. [10]

Глобальные вопросы родительства – когда именно, сколько и даже как рожать (приглашать ли фотографа, тогда как присутствие отца на родах или во время кесарева происходит почти автоматически) варьируются. Один из принципиальных водоразделов для американского среднего класса – кто будет осуществлять уход за ребенком, т.е., будет ли мать работать вне дома или дома, вынуждены ли члены семьи (в том случае, если она полная) искать иные формы распределения ресурсов (например, посменную работу). Одна из главных причин остроты задачи - отсутствие бесплатных детских учреждений, кроме как для нуждающихся в вспомоществовании категорий. К ней добавляются высокая географическая мобильность и традиционно невысокая, хотя и растущая, степень задействованности бабушек и дедушек.

Наибольший консенсус характерен для некоторых основополагающих элементов повседневного ухода за малышом, что высвобождает немало времени и снижает нервозность первых месяцев и даже лет родительства: это спокойное отношение к обязательному купанию и продолжительным прогулкам каждый день, сложному меню, повышенной степени чистоты, минимальному  медицинскому сопровождению (здорового ребенка во время диспансеризации смотрят не несколько узких специалистов, а только педиатр). Не существует института справки, и заболевший ребенок возвращается в детский коллектив по усмотрению родителей. В известном смысле упрощены многие аспекты ведения не совсем здоровых детей (так, ребенок с тяжелой формой астмы вполне может посещать обычную группу дневного центра по уходу за детьми (аналога детского сада) и получать свою терапию.

Двойственную роль, на мой взгляд, играет признаваемая всеми, фактически обязательная невыносимость двухлеток (the terrible twos - сравни кризис трехлетнего возраста по теории  очень почитаемого в США Л.С. Выготского): с одной стороны, это делает ожидания родителей от поведения ребенка предельно реалистичными, с другой, - универсализация подобного взгляда не оставляет места для вариативности развития ребенка, его меньшей или большей склонности к протесту (печально известные истерики -  temper tantrums) или наоборот.

Дискуссионными считаются следующие вопросы ухода: возможность для ребенка спать совместно с родителями (co-sleeping), что особенно не рекомендуются для младенцев из-за риска синдрома внезапной смерти малыша (crib death или SIDS) или более традиционное помещение ребенка не только в отдельную колыбельку, но и комнату (которую украшают перед рождением малыша). Близко с этим сопряжена практика «ношения ребенка на себе» по аналогии со многими традиционными культурами (baby-wearing) и освящающая этот подход философия развития привязанности (attachment) или, напротив, не только предоставление своего пространства и времени, но и более хладнокровная реакция на плач ребенка по советам д-ра Р. Фербера (ferberizing), который не считает необходимым немедленно успокаивать малыша. Нет единого мнения о том, покупать ли готовое детское питание или готовить самим (в целом, детей рано знакомят с обычной едой), подвергать ли мальчиков обрезанию (вне вопроса конфессии), как рано выносить ребенка после рождения на люди (обращает на себя внимание диапазон – до двух (!) недель или все-таки позже). Из тенденций последнего времени надо отметить неожиданную для Америки (родины памперсов) дискуссию о том, не отдать ли предпочтение снова подгузникам из ткани или же не пытаться ли, следуя примеру многих обществ, не познавших индустриализации,  «угадывать» потребности ребенка и таким образом обходиться практически без памперсов (название звучит весьма причудливо – elimination communication), В поле обсуждения недавно оказался и непринципиальный сюжет о раннем прокалывании ушей у девочек. Родители обсуждают, разрешать ли детям в возрасте до двух лет смотреть телевизор и тратить ли деньги на дорогие (в том числе, развивающие) игрушки или, уважая право ребенка на естественное, натуральное и свои интересы, позволять ему/ей осваивать мир таким, какой он есть – играть с кастрюлями, возиться с мукой и пр.

Организация игрового пространства может быть как спонтанной (дети играют позади или впереди неокруженного забором дома, в зависимости от безопасности окружающей среды и степени спокойствия родителей; детей водят на площадку, максимально лишенную рисков. Детям организуют специально оговоренные встречи-свидания детей для игры – play-dates. Обилие и по-прежнему очевидное гендерное разделение игрушек лишь обостряет продолжающиеся жаркие споры, вызванные политкорректностью и феминистскими идеями, о том, какие игрушки лучше не держать в доме и, тем более, не дарить (оружие – символ агрессивности и избыточной маскулинности, Барби – нереалистичная и недостижимая женственность), не спросив родителей, или не дарить вообще.

Кроме сравнительно небольшого числа американских детей, которые обучаются дома (около 3%) [11], большинство идет в нулевой класс (kindergarten) примерно в возрасте 5-ти лет. Поскольку точная возрастная граница (cut-off) варьируется от штата к штату и, в силу широко распространенного стереотипа об особых академических потребностях мальчиков, в обществе сформировалась дискуссия о том, не лучше ли задерживать ребенка (особенно – мальчика) на год, чтобы сформировать все необходимые для обучения навыки (redshirting по аналогии со схожим принципом удаления спортсменов из команд колледжей и университетов на год с целью укрепить их атлетическую форму) [12]. Более универсальными для школ младшей ступени является низкая степень структурированности занятий и домашних заданий, игры на свежем воздухе во время перемены, многоуровневая система образования в зависимости от степени продвинутости ребенка -  к примеру, несколько групп обучения чтению. Тенденция последних лет склоняется к большей стандартизации обучения и программ (Common Core) [13].

Общий мотив воспитания, характерный и для педагогов, и для семей, до недавнего времени почти универсально сводился к поддержке в любом проявлении инициатив, акценте на положительный результат (вместо «молодец» - «хорошая работа» - «good job»), благодарности за ожидаемые родителями поступки и элементарное послушание: например, если ребенок согласился, пусть даже не с первого раза, вовремя уйти домой, ему говорят «спасибо».  Все оказывалось направленным на развитие уверенности в себе и высокой самооценки (to boost self-esteem). Казалось, что в такой модели нет проигравших – ни родителей, ни детей. Однако высокая степень конкурентности в старших классах и при поступлении в вузы (когда составляющие успеха складываются из академических достижений и «необычности») и найме на работу обнажили очевидные проблемы с бесконечным перехваливанием и защитой от критики: молодые люди оказывались совершенно неподготовленными к «реальному» миру. Это проявилось с особой очевидностью на фоне соревнования с детьми, выросшими в принципиально иной атмосфере, когда главным источником радости для ребенка в итоге станет его высокий результат, заработанный постоянным и нелегким трудом с явным применением принуждения и критики со стороны родителей. Такой подход описан в нашумевшей книге американско-азиатского происхождения Эми Чуа [3]. Именно ее «боевой клич» открыл бурные споры о том, возможно ли фактически лишать ребенка комфортного детства ради будущего. Неслучайно белые родители – в приватной беседе, шепотом, боясь быть заподозренными в расизме, жалуются, что на олимпиадах выигрывают только азиаты. «Тигро-родительство» (tiger parenting)  гораздо более авторитарно, чем основанное на мягком авторитете и примате права детей американское родительство конца XX века. Сторонники последнего считают, что подавление индивидуальности ребенка неизбежно приведет к необходимости многолетней психотерапии (years in therapy).  При всех этнокультурных и прочих различиях возможность обеспечивать интенсивное родительство (с точки зрения не просто контроля, а вложений, временных и эмоциональных) имеют, в первую очередь, родители из более благополучных страт. Сомнению подвергается не столько концентрация усилий, а скорее, их распределение. Именно для этого была придумана концепция «качественного» времени (quality time). Интенсивность никак не должна транслироваться в физическое наказание, которое фактически исключено (за него можно оказаться в тюремном заключении – причем где – в Техасе!), но периодически этот вопрос вновь оказывается в фокусе внимания. Гораздо более универсальным дисциплинирующим методом считается изолирование детей (time-out) в случае их неверного выбора (bad choice), чтобы ребенок увидел непосредственную связь между ним и последствиями. Максимальная самостоятельность и независимость должны быть подкреплены четким осознанием границ дозволенного и своей личной ответственности. Важнейшей стратегией в этом направлении стала финансовая грамотность: всех детей приучают к тому, что уметь необходимо распределять деньги, в том числе тратить их на себя, откладывать и давать на благотворительность, а также иметь некий опыт работы. Дискутируется вопрос, когда начинать платить домашнюю «стипендию» или пособие и увязывать ли ее с выполнением домашних обязанностей и каких именно [14]. Тесно связанная с самостоятельностью индивидуальность обеспечивается за счет того, что каждый ребенок видится как «особенный» (special).

Смещение контроля родителей в сторону наделения ответственностью за свой выбор самого ребенка, более деликатное восприятие приватной сферы особенно важны для подросткового возраста, который снова крайне стигматизирован – и на уровне индивидуального общения (у меня дома живет подросток – I have a teenager living in my house) и на уровне детской среды - в средней школе не учатся, там выживают – how to survive middle school. Именно на этом этапе дискуссия родителей сосредоточена вокруг вопросов доверия (от мелких сюжетов до глобальных, от которых в буквальном смысле зависит жизнь – злоупотребление наркотическими веществами, безопасное вождение, сексуальный дебют). Нет единой точки зрения по поводу того, с какого возраста можно отпускать детей на свидание. Некоторые считают, что употребление подростками алкоголя при родителях как раз приучает к более разумному поведению (напомню, что пить нельзя до 21 года, при этом большинство в колледже пользуются подложными документами и проблема чрезмерного употребления стоит очень остро).

Вопрос об интенсивности усилий остается открытым: дискуссию продолжили своими книгами о французских детях известная в России П. Друкерман [1] и К. Бийон [2], которые пишут о более спокойном и расслабленном отношении к детям, без утомительной жертвенности, о которой любят жаловаться американки. С этими настроениями сопряжены идеи Линор Скенази, автора блога про детей свободного выпаса - free range kids. Ее посты вызвали чуть ли не национальный скандал: ведь мать позволила своей девятилетней дочери добираться домой на метро самостоятельно. Схожие переживания встречаются в российских форумах и блогах, с той разницей, что возраст дебюта самостоятельного перемещения существенно снижен. В США призыв ослабить контроль над детьми выражает точку зрения, навеянную ностальгическими воспоминаниями о прежнем детстве [5] в стиле ныне забытого Фенимора Купера и содержащую ламентации по поводу того, насколько американские родители, подверженные алармизму (подхваченному и генерируемому медиа) и чрезмерной политкорректности, заформатированности жизни (в том числе, идее бесконечных судебных тяжб и регламентаций), ошибочно уповают на рациональность своих попыток сделать среду обитания ребенка максимально безопасной [8.] Это – отмечают ученые, обществоведы и  другие – противоречит идее свободной, открытой, оптимистичной национальной культуры в традиции Гекельберри Финна [5], плот которого был использован в качестве метафоры американского детства  известнейшим американским историком Стивеном Минцем [9].

1. Бийон, К.Л. Французские дети едят все. И ваши тоже могут.М. 2013.

2. Друкерман П. Французские дети не полюются едой. М. 2012.

3. Чуа, Э, Боевой гимн матери тигрицы. М. 2013.

4.Beckman, J. All Children Should Be Delinquents. The New York Times.  (NYT) July 12, 2014.

5. Grinspan, J. The Wild Children of Yesteryear. NYT, May 31, 2014

6. Hoder, R. Bitter Sixteen. NYT. Nov. 14, 2014.

7. Krueger, A. No ‘Body Talk’ Summer Camps. NYT. June 18, 2014.

8. Messina, L. Children Need to Take Risks and Parents Need to Let Them. NYT. Dec. 13, 2013.

9. Mintz, Steven. Huck's Raft: A History of American Childhood. Cambridge, MA: Belknap of Harvard UP, 2004.

10. Parker, K. Families May Differ, But They Share Common Values on Parenting. //FactTank, Sept. 18, 2014.http://www.pewresearch.org/fact-tank/2014/09/18/families-may-differ-but-they-share-common-values-on-parenting/

11. Homeschooling:  http://nces.ed.gov/fastfacts/display.asp?id=91

12. Redshirting: http://www.livescience.com/8574-parents-redshirting-kindergartners.html

Common Core:

13. http://www.corestandards.org/about-the-standards/frequently-asked-questions/

14. Подробнее см. Золотухина М.В. Деньги в мире детей США: маршруты по дороге к счастью //Топография счастья: этнографические карты модерна. Сборник статей. Сост. Н.Ссорин-Чайков. М. НЛО. 2013.

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.