Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Межкультурная коммуникация и проблемы понимания Воробьева Е.Ю. Цвет как средство художественной выразительности

Воробьева Е.Ю. Цвет как средство художественной выразительности

Воробьева Елена Юрьевна,

ст. преподаватель и соискатель кафедры французского языка и культуры
факультета иностранных языков и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова,
+7 (915) 431 51 60,
e-mail: velena2007@mail.ru

Цвет как средство художественной выразительности

Поэтическое переосмысление цвета заключается в создании метафорических связей в процессе проекции цветового оттенка на предмет действительности. Понимание  ассоциативных цветовых образов может пролить свет на осмысление различных культур, на объяснение семантики в контексте духовной культуры, поскольку с помощью цветообозначений говорящий формулирует свое отношение к действительности. В статье рассматривается проблематика ассоциативного восприятия цвета во французских поэтических и художественных текстах с точки зрения толкования ассоциативно-семантического поля и воздействия цвета на человека.

Ключевые слова:  цветообозначение, цветовой символизм, метафорический образ, ассоциативные связи, коннотация, символ.

The poetic reinterpretation of color consists in the creation of metaphorical semantic connections in the process of projection of color shade on the subject of reality. The understanding of associative color images can shed light on the understanding of different cultures, on the explanation of semantics in the context of spiritual culture, because with the help of color meanings the attitude of reality is formulated. The article deals with the problems of associative color perception in French poetry and belles lettres by interpretation of the associative-semantic field and the impact of these colors on humans.

Key words:  color term, metaphoric image, association links, connotation, symbol.

Образные представления являются, по мнению Н. А. Лукьяновой, «отражением конкретного чувственного представления, имеющего источником конкретную действительность и преломленного через творческое создание автора» [1, 12]. Действительность окрашивается в соответствии с авторским субъективным отношением, склонностями и установками. Поэты и писатели активно используют метафорические цветовые образы, где ассоциируют цвета с предметами и явлениями, внешними и внутренними качествами людей, с их чувствами и взаимоотношениями. Метафорический образ с участием цвета является одним из средств создания подтекста, возникающего на основе соединения денотативных и коннотативных, прямых и переносных значений слов.

Цветообозначения участвуют в создании многочисленных ассоциативных образов с различной эмоциональной и стилистической окрашенностью. В создании авторских метафор используются неосновные семы цветообозначений, имеющие скрытые и вероятностные значения. Так, например, для микрополя голубой периферийными семами являются «душевные страдания» (bleus de lâme) и «загадка» (couleurs des robes et des rubans dune femme) [4]. При этом микрополе цветообозначения может быть представлено разными грамматическими группами лексических единиц: прилагательными, существительными, глаголами, которые содержат сему определенного цветового оттенка. Например, в микрополе белый входят лексемы «молоко» (lait), «простынь» (drap) и словосочетания «пена кремовых волн» (écume sur les vagues de crème) [5],  белизна снежного декабря (blanc de décembre sous la neige) [4].

Писатели и поэты используют оппозицию или сочетания разных цветов для передачи сложных цветовых оттенков. Так, Мари Кардиналь (1929-2001), описывая природу ирландской земли с помощью цветовой оппозиции синий – зеленый и бежевый - серый, передает гармонию воды и суши. Она рисует величественный образ единения воды и земли, которое противопоставляется идеи хрупкости мира. Единение воды и земли, поглощение малым пространством воды большего пространства земли,  понимается с помощью перехода одной краски в другую: зеленый становится синим, сливаясь с небом и наоборот, синий сливается с зеленым цветом океана. Бежевый цвет воздуха около воды приобретает серый оттенок, а потом вновь растворяется в бежевом: …l'humilité du fragil est protegé par le grandiose mais le génie du petit capture le grand. Beau, trouble, multiple, indicible, parce que le vert est bleu et que le bleu est vert, parce que le beige est gris est que le gris est beige…[3, 100]. Свежесть утра представляется с помощью бледно-розового (subtil rose, pâleur de l'aurore), золотой ассоциируется с полуднем (les dorés des midis), насыщенные краски дня сравниваются с охрой (la largeur ocrée de l’après midi), вечер ассоциируется со спокойствием и умиротворенностью зеленого (le vert de la soirée), черно-коричневая ночь контрастирует с белым цветом луны (la nuit brune et noir pointée du blanc de la lune) [3, 103].

Некоторые поэты пытаются соотнести цвет и музыку, создавая цветовые тексты, скоординированные с рядами музыкальных тонов. Французские символисты под тем или иным цветом подразумевают нечто большее, чем просто какую-либо краску. Цвет может означать воспоминание, чувство, мысль. Символистов интересует интерпретация разных чувств, например восприятие цвета, порождающее восприятие звука. Эта идея соотнесенности цвета и звучания нашла отражение в сонете «Гласные» французского символиста А. Рембо [6]. Для него слово по отдельности ничего не значит, полный смысл высказывания передается фразой, создающей символический образ, передающий цвет, аромат, звучность.

В основу произведения А. Рембо, по мнению Ю.С. Степанова [2], положена бессознательная мистификация. Пяти гласным соответствуют пять цветов в произвольном порядке. Рембо придумывает цвета, не полагаясь на логику (A noir, E blanc, I rouge, U vert, O bleu).

Черный А, с которого начинается сонет – это глубина и тень, которую А. Рембо сравнивает с «бархатным корсетом кишащих насекомых на куче нечистот» - noir corset velu des mouches éclatantes qui bombinent autour des puanteurs cruelles.

Белый Е – это «белизна седин, палаток и тумана, нагорных ледников и девственных пелен» - candeur des vapeurs et des tentes,
lances des glaciers fiers, rois blancs, frissons d'ombelles.

Красный И - это «сплюнутая кровь, сочащаяся рана и грешных алых губ проклятье или стон» - sang craché, rire des lèvres belles
dans la colère ou les ivresses pénitentes.

Зеленый У – это «циклы и круги зеленых вод океана, покой лугов и трав, спокойная нирвана, раздумье мудреца над тихою водой»  -  cycles, vibrements divins des mers virides,
paix des pâtis semés d'animaux, paix des rides
que l'alchimie imprime aux grands fronts studieux.

Синий О – это  «трубный зов небес и скрежет мирозданья, молчание миров и ангелов витанье - омега, ока луч лилово-голубой»  -  suprême Clairon plein des strideurs étranges,
silences traversés des Mondes et des Anges - oméga, rayon violet de Ses Yeux (пер. Ю.С. Степанова).

Вся загадка этого произведения состоит в том, что невозможно объяснить соответствие звуков цветам. С одной стороны, мотивация не ясна, так как не удается найти ассоциативные связи между цветом и звуком. С другой стороны, можно утверждать, что мотив в данном случае заключается именно в  произвольности  логических объяснений.

Жан-Мишель Мольпуа [4], разделяя идеи цветового символизма А. Рембо, полагает, что любая поэзия имеет цвет, который зависит от времени суток, возраста и художественного стиля. Цвета поэтического произведения меняются по мере работы над произведением: сначала оно бесцветное, потом оно становится белым по ассоциации с чистым листом бумаги. Серый, по мнению Ж. М. Мольпуа, - цвет мечты, который приобретает еще не оконченное произведение, не имеющее четкой формы.  Голубой – это вдохновение, возвышение над земным и обыденным. Голубой доминирует, так как это цвет не только неба и воды (bleu du ciel, bleu d'eau), но и цвет физических (bleus du corps) и душевных ран (bleus de lâme), цвет загадочности и мечтательности (couleur du regard des femmes aux yeux noirs, couleurs des robes et des rubans dune femme). Черный символизирует отсутствие вдохновения, пустоту (rien) и заточение (enfermement). Красный, золотой, зеленый, белый передают настроения и чувства. Например, красный – это скорость, которую Жан-Мишель Мольпуа  сравнивает с работой сердца и пульсом; белый – это спокойствие и безмятежность снега. Есть еще трудно различимый  цвет (couleur indistincte), который служит для описания смешанных чувств:

LA COULEUR DU POÈME

La couleur du poème dépend de la quantité de lumière

Qui se réverbère en son encre.

Elle change au gré de l’heure, de l’âge et de la langue.

Incolore au commencement, quand il n’est encore qu’une aspiration vague.

D’un blanc de page vide, il tend vers le gris en rêvant son encre prochaine.

Aube indécise sur le papier. Tels brouillards ou fumées qui montent.

C’est pourtant vers le bleu qu’il s’enlève le plus souvent,

Accroissant son ciel et son eau, entrouvrant sur la page une vague idée d’azur.

Noir, si rien ne le tire hors de soi, prisonnier qu’il demeure des signes.

Rouge, quand il accélère, s’enfièvre, circule et bat.

Or d’étincelle ici et là en son ballet de feuilles mortes.

Vert en mai devant l’arbre, blanc de décembre sous la neige,

Mais d’une couleur indistincte quand s’y penche un visage aimé.

 

Таким образом, эмоциональные переживания, выраженные с помощью цветообозначений,  представляют собой отдельную область ментального опыта, так как в процессе порождения эмоционально-экспрессивных средств на базе цвета мы имеем дело с чувственно-ценностной ориентацией языковой личности. Цветовые образные средства разнообразны и представляют богатую палитру красок и оттенков, ибо человеческое сознание способно по-разному воспринимать окружающую действительность, а язык дает одному и тому же предмету или явлению названия, отражающие различные свойства. Поэты и писатели создают художественные образы, используя неограниченный ассоциативный потенциал цветообозначений, которые способны фиксировать психофизические стороны человека и передавать  собственно авторское мировосприятие. Новые оттенки создаются с помощью метафорических цветовых переносов посредством проекции основного цвета на предметы действительности. Исследование и осмысление художественных цветовых образов открывает перспективу изучения стандартов французской культуры.

Список литературы:

  1. Лукьянова Н. А. Экспрессивная лексика разговорного употребления: Проблема семантики. Новосибирск, 1986.
  2. Степанов Ю. С. Французская стилистика. М., 1965.
  3. Cardinal M. Une vie pour deux [One life for two]. Paris, 1978.
  4. Maulpoix J-M Une histoire de bleu. Paris, 1992.
  5. Briatte F. URL: https://poesie.webnet.fr/vospoemes/Poemes/francis_briatte/le_blanc_et_le_noir (дата обращения: 23.10.2018).
  6. Rimbaud A. URL: http://lab314.brsu.by/kmp-lite/kmp2/Soft/PhonoSemant/Arthur%20Rimbaud%20Voyelles.htm (дата обращения: 07.10.2018).

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"