Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Исторический контекст взаимодействия культур Исторический и социокультурный аспекты формирования российской культуры благотворительности

Исторический и социокультурный аспекты формирования российской культуры благотворительности

Цинпаева Разият Шамиловна

преподаватель кафедры региональных исследований
факультета иностранных языков и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова
raziyat.msu@gmail.com
119234 Россия, Москва, Ленинские горы д.1 стр.13

Исторический и социокультурный аспекты формирования российской культуры благотворительности

Historical and socio-cultural aspects of Russian philanthropy

Российская благотворительность прошла сложный многовековой путь формирования. В разные исторические эпохи она имела свои особенности, однако общие закономерности, прослеживающиеся на всем пути ее становления, были определены и продолжают определяться на современном этапе спецификой исторической и социокультурной среды. В данной статье на основе анализа исторических и культурных реалий общественной жизни России XIX века будет предпринята попытка выявить социокультурные факторы, диктующие закономерности развития культуры благотворительности в нашей стране как в прошлом, так и на современном этапе.

Ключевые слова: культура благотворительности, благотворительность в России, традиции и современность, социокультурный аспект.

The Russian culture of philanthropy has been evolving throughout centuries. Each period of its history had its own features as well as general laws of development, defined by specific nature of Russia’s historical and sociocultural context. The article attempts to specify historical and socio-cultural milestones that has been defining the major lines of the development of Russian philanthropy.

Key words: Russian philanthropy, tradition and modernity, socio-cultural aspect.

Традиция благотворительности, ставшая неотъемлемым элементом нашей культуры, складывалась на протяжении веков, создавая и развивая новые формы социальной поддержки, расширяя сферы своей деятельности и круг лиц в нее вовлеченных. Как и любое явление социокультурной жизни, она формировалась под влиянием целого набора факторов исторического, культурного и общественно-политического характера, определявших специфику этого явления в нашей стране. Традиционно движущей силой российской благотворительности исследователи называют религиозность, экономическую выгоду и социальный престиж. Считается, что они определяли характер благотворительной деятельности в России еще с конца XVIII века. Однако обращение к текстам законодательных актов, материалам личной переписки, мемуарной литературе, и материалам периодических изданий XIX века, позволяет сделать вывод о том, что круг факторов, влияющих на объемы и частотность оказания благотворительной поддержки в России, был значительно шире. Наиболее значимые из них будут проанализированы ниже.

Религиозность.

Религиозность русского народа традиционно стоит первой в ряду факторов, побуждающих и побуждавших жителей нашей страны к благотворительной поддержке нуждающихся. Традиция выявления духовной составляющей благотворительной деятельности прошлого началась еще в XVII веке. Относящееся к этому времени сочинение “Слово о приютах”, приведенное в издании “Как думали русские люди о милосердии двести лет назад” Свято-Троицкой Сергиевой Лавры конца XIX века, гласит “Если мы окажемся добрыми владетелями и распорядителями малого, земного, чуждого нам имения, то Господь за такое мудрое употребление его даст нам духовные блага и спасение душ, а это и есть истинное наше имущество” [3]. О “нищелюбии” и его религиозном содержании говорится и в статье И.М. Снегирева “О скудельницах и убогих домах в России” [8], а также во многих последующих работах, посвященных благотворительности. Перефразированные заповеди о любви к ближнему и добродетели, понимаемые как черты национального характера, звучат в материалах одного из сатирических журналов второй половины XVIII века «Кошелек», «Разговор между россиянином и французом»: «Если вы побольше узнаете мое Отечество, то сему действию моему удивляться перестанете. Россияне все к добродеянию склонны. С не меньшим удовольствием оказывают они всякие вспоможения, с каковым другие приемлют оные; и это по мнению моему есть должность человеческая. Надлежит делать добро не по принуждению, но по склонности сердца» [6].

Определяющую роль в укоренении религиозного характера благотворительной деятельности сыграло то, что на протяжении веков церковь являлась основным «организатором социальной поддержки всех тех, кто не мог пожить собственным трудом» [2]. С ХI и вплоть до ХVII века православная церковь брала на себя обязательства по призрению бедных, создавая и содержа при храмах многочисленные богадельни, «убогие дома». Монастыри оказывали помощь нуждающимся в виде бесплатных кормлений бедных и раздача хлеба; открытия богаделен и церковных больниц для немощных, больных; содержания сиротских приютов, выдачи бедным людям церковно-приходских пособий, беспроцентных ссуд и др. Безусловно, вся эта деятельность реализовывалась в наибольшей степени благодаря средствам прихожан и верующих. Под влиянием церковной идеологии милостыня стала играть важную роль не только в духовной, но и в социальной жизни обывателя, что привело к тому, что для прихожанина-жертвователя «человеколюбие <…..> было то же, что нищелюбие» [5]. «Русский, видя несчастного, который просит подаяния во имя Христа и Святых, не считал себя в праве судить его, а полагал, что долг христианина – помочь тому, кто просит, справедливо ли или несправедливо он просит – в этом судит его Бог» [10].

 

Морализированность общества

Немаловажным фактором, влиявшим на степень популярности благотворительной деятельности в обществе, и по сути вытекающим из религиозности, становится ориентированность в социальном поведении на общепринятые нормы морали и представления о нравственности. Зиждущиеся на религиозных принципах нормы морали и понятия нравственности определяли в нашей стране идеалы “человеколюбия”, возводили благотворительную деятельность в разряд обязательной социальной и духовной практики, а также устанавливали почетные и, наоборот, недостойные для русского человека сферы и пути реализации благотворительной поддержки.

Следствием нравственного самоопределения благотворителей стало, во-первых, негативное отношение к богатству и, в связи с этим, идея замаливания грехов путем благотворения, а во-вторых, особое положение образования как сферы реализации благотворительной поддержки. В системе моральных ценностей российского общества попечение о детях всегда было сопряжено с образованием как важнейшим инструментом воспитания нового типа личности, ее нравственного совершенствования и гражданского самоопределения. На протяжении всего XIX века в эту сферу вкладывалась большая часть благотворительных средств и усилий отдельных благотворителей и целых благотворительных обществ. С их помощью создавались отдельные учебные заведения, развивались новые отрасли образования, формировалась система образования в целом.

Роль государства в общественной жизни.

Одним из наиболее значимых факторов в становлении исследуемого культурного феномена можно назвать специфику взаимодействие государства и благотворительной общественности. На начальном этапе формирования благотворительности как системы государство выступает ее инициатором: учреждаются первые заведения благотворительного характера, члены императорской фамилии делают первые значительные пожертвования. Однако дальнейшее финансирование этих учреждений по инициативе властей возлагается на плечи благотворителей. По такому принципу еще во второй половине XVIII века был создан Московский воспитательный дом. Будучи учреждением государственным и состоя «навеки под особливым монаршьим покровительством и призрением», содержался он по большей части за счет пожертвований представителей купеческого и дворянского сословий. Такому же принципу подчинялось и попечение о ветеранах войн, их вдовах и детях. Привлекая внимание общественности к этой новой категории социально призреваемых и инициируя первые крупные пожертвования, власть передает дальнейшее попечение о них в руки Приказов общественного призрения, управляемых посредством государственного аппарата, но содержащихся за счет частных благотворительных пожертвований. Таким образом, государственная власть выступала координатором благотворительной активности частных лиц и направляла их деятельность в необходимое для нее русло.

Политика правительства по увеличению объемов частной благотворительности включала на начальных этапах государственное поощрение особо крупных доноров. Щедрые жертвователи за свою поддержку учебных заведений могли получить особые льготы, благодарственные листы и даже чины. Безусловно, этот шаг принес свои плоды, и хотя вопрос мотивации является наиболее сложным и неоднозначным аспектом темы благотворительности, нельзя отрицать, что ко 2й половине XIX века самым активным в сфере благотворительности сословием стало купечество, имеющее достаточный финансовый вес, но не имеющее никаких политических рычагов.

Роль личности и личного примера.

Однако нельзя недооценивать и другое явление в культуре благотворительности – личность самого дарителя. Большое значение для расширения сословной и материальной базы благотворительности в России имела яркая личность благотворителя, способная своим примером заразить и вдохновить окружающих, привлечь их внимание к существующим проблемам. До сих пор история хранит имена крупнейших благотворителей и меценатов. В XIX веке практически каждое учебное заведение имело попечительский совет, возглавляемый представителями императорской фамилии, либо известным широкой общественности деятелем, большой радостью для негосударственного учреждения было попасть под покровительство Ведомства учреждений императрицы Марии. Это неизменно давало особый статус, привлекало внимание и пожертвования не только знатных лиц, но и более широких кругов населения.

Одобрение и поощрение общественности.

Последним аспектом, играющим ключевую роль в процессе становления культуры благотворительности, на котором хотелось бы остановиться подробно, является общественное признание. С развитием в России печатных СМИ культура благотворительности получила новый толчок в развитии. Большинство периодических изданий того времени начинает охотно публиковать всякого рода сообщения о благотворительных пожертвованиях и об успехах в развитии просвещения. В столичных и провинциальных периодических изданиях с каждым годом все чаще появляются заметки об учреждении именной стипендии, передаче в дар капиталов на благотворительные цели или организации благотворительного обеда в поддержку нуждающихся.  Изучение периодических изданий Санкт-Петербурга с 1810х по 1890е гг. показало, что количество материалов (объявлений, заметок, статей), посвященных благотворительности, возрастало с каждым годом практически в геометрической прогрессии. В первое десятилетие XIX века количество книг, а также газетных и журнальных публикаций насчитывало примерно 100 ед. в год, а в последнее десятилетие века составляло более 1000. (Для сравнения: 1810 г. – 134 публикации, в 1890 г. - 1351) [1].

Таким образом, в обществе не только появился достаточно мощный инструмент мотивации новых благотворительных актов широкого круга граждан, но сама благотворительная деятельность стала неотъемлемым элементом жизни общества, социальной нормой, развивающейся и культивируемой на всех ступенях социальной лестницы.

Современный этап

Что же касается современной ситуации, большая часть механизмов, развивавших систему благотворительности в XIX в., в настоящее время забыта, либо существует в видоизмененной форме. Государственная власть и благотворительная общественность существуют по большей части отдельно друг от друга, не реализуя никаких сколь-нибудь крупных совместных инициатив. Крупные жертвователи в реализации своей деятельности зачастую сталкиваются со сложностями законодательного характера, вызванного недостаточной проработанностью законодательства в отношении благотворительности. Государство, в свою очередь, не получает никакой поддержки от крупного бизнеса в сфере реформирования и содержания системы образования, здравоохранения и др.

Пожалуй, единственной интересной формой благотворительной инициативы на данный момент является такая форма поддержки образования как эндаумент. Эндаумент – это целевой фонд учебного заведения (в современной России в основном ВУЗа), предназначенный для использования в некоммерческих целях, пополняемый за счет благотворительных средств. Особенностью такого фонда является то, что он создается для поддержки одного заведения, а также может инвестировать свои средства с целью получения дохода.

Подобная форма благотворительной поддержки, хоть и заимствованная из американского опыта, напоминает вечные капиталы, широко распространённые в России в середине XIX в. Пожертвованные какому-либо заведению, капиталы были призваны приносить доход, с которого выплачивались именные стипендии, либо частично покрывались расходы нуждающихся во вспомоществовании учеников. Однако если в случае с вечным капиталом, управление его передавалось в руки самого учреждения, управление капиталом эндаумент фонда возложено на третье, стороннее лицо.

Безусловно, подобная форма благотворительной поддержки выгодна для самого образовательного учреждения, т.к. дает финансовую стабильность и относительную независимость от разовых пожертвований. С 2007 года количество эндаументов выросло с 13 до 130 и 71% этих фондов занимается поддержкой образовательных и научных учреждений. Однако, по-прежнему, подобная инициатива решает лишь проблемы местного характера, не оказывая более масштабного положительного эффекта на систему образования в целом.

Таким образом, в современных условиях российская система образования практически лишена систематической поддержки со стороны благотворительной общественности, а также инициативы и поддержки благотворительности со стороны общества в целом. Но возможно, обращение к успешному историческому и культурному опыту нашей страны позволит изменить ситуацию в той степени, чтобы вновь говорить о благотворительности как социокультурном феномене России.

 

Список литературы:

  1. Благотворительность в России: исторические и социально-экономические исследования. СПб. 2001.
  2. Благотворительность в России. СПб., Лики России. 2010.
  3. Как думали русские люди о милосердии двести лет назад. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1897.
  4. Калякина, А.В. Традиции и коммерция [Текст]: Мир музея №4, 2013.
  5. Ключевский В.О. Добрые люди Древней Руси// Богословский Вестник. № 1, 1892.
  6. Кошелек. Еженедельный журнал. СПб. 1774 г.
  7. Подольская, А.П. Анализ деятельности эндаумент-фондов в России/SCI-ARTICLE.RU// [Электронный ресурс]: Режим доступа: www.sci-article.ru/start.php?i=1425669201
  8. Снегирев И.М. О скудельницах и убогих домах в России. Труды и записки Общества истории и древностей российских. СПб., 1826.
  9. Соколов, А.Р. Благотворительность в России как механизм взаимодействия общества и государства (начало XVIII – конец XIX вв.). – СПб.: Лики России, 2006.
  10. Сперанский С.В. К истории нищенства в России. СПб., 1897.

 


 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"