Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Исторический контекст взаимодействия культур Афинская З.Н. "Некоторые страницы из истории Первой мировой войны: русские в Ля Куртине"

Афинская З.Н. "Некоторые страницы из истории Первой мировой войны: русские в Ля Куртине"

Афинская Зоя Николаевна –

доцент, кандидат филологических наук,

зав. кафедрой французского языка

для гуманитарных факультетов

факультета иностранных языков и регионоведения

МГУ имени М.В. Ломоносова

Тел. (916)3722837

e-mail: afin-zn@mail.ru


Некоторые страницы из истории Первой мировой войны:

русские в Ля Куртине

Ниже представлен перевод некоторых французских документов, где речь идет о пребывании русской армии в лагере Ля Куртин во время Первой мировой войны.

Ключевые слова: война, революция, бунты.

Facts about World War I: Russians at La Courtine

Below is the translation of some French documents about the stay of the Russian army at the camp of La Courtine during the First World War.

Key words: war, revolution, riots.


Во время поездки на «Неделю российского кино» в Лимож в качестве переводчицы мне пришлось узнать много интересного об этом городе (центре производства фарфора), об экономике области Лимузен (где выращивают коров особых мясных пород), о культуре (увидела знаменитый лиможский рынок, которому посвящена одна из музыкальных новелл в «Картинках с выставки» Мусоргского), о том, что это был один из центров Сопротивления в период Второй мировой войны, что в городе сохранился замечательный вокзал XIX в. (многие из которых были уничтожены бомбардировками во время Второй мировой войны).

Но самое неожиданное открытие ждало меня по дороге в город Брив, где должна была проходить вторая половина кинонедели. Дорога в Брив пролегла в гористой местности, всех укачало в машине, и мы решили остановиться, чтобы немного отдохнуть. Сопровождавшие нашу делегацию французы сказали: «А вот мы остановились в месте, которое будет вам интересно». Кругом живописный французский пейзаж – возвышенности, впадины, речка в ущелье, поля, на которых пасутся стада. Просто идиллия! Местечко называется Ля Куртин (La Courtine). Сразу пришла на память идиллическая картинка из фильмов о России XIX в. – куртина, цветочные клумбы, дворянские усадьбы. О втором значении этого слова (часть крепостного вала между бастионами) как-то забылось на фоне раннего весеннего пейзажа. Оказалось, что французское название этого местечка отражает как раз это военное, устаревшее значение (ср. Земляной вал – название московской улицы). Более того, Ля Куртин связано с одним из драматичных эпизодов времен Первой мировой войны, когда русская армия, находившаяся во Франции по союзническому договору, оказалась брошенной на произвол судьбы вследствие Февральской революции, а позднее и Октябрьской.

По моей просьбе, один из членов общества дружбы с Россией Жан-Жак Маó (Jean-Jeaques Mahaut) собрал некоторые документы и устные свидетельства, рассказывающие о нескольких месяцах – достаточно драматичных – пребывания русских войск в Ля Куртин. Прошло почти 100 лет с момента тех событий, две мировые войны, поэтому найти какие-либо свидетельства тех событий, разумеется, чрезвычайно трудно.

Представленный текст состоит из отрывков военных рапортов русских и французов, донесений французской полиции, отчетов гражданских властей, записок и воспоминаний жителей местечка Ля Куртин. Документы не имеют никаких обозначений, кроме дат. Стилистическая «разноголосица», характерная черта этого текста, была в целом сохранена в переводе, чтобы не сглаживать «лоскутность» данного текста, которая свидетельствует о том, что рассказанные события еще ждут своих русских исследователей[1].

Сохранившиеся документы свидетельствуют о тяжелых условиях проживания русских в лагере Ля Куртин. Кроме того, надоевшая война, желание вернуться в родную страну, к семье, а также революционная обстановка в самой России – все это побуждало солдат к неповиновению и вело к несчастьям.

Мятеж в русских войсках, расположенных в Ля Куртин, отношение местного населения и французских властей к русскому корпусу, были уже предметом серьезных исследований [1; 2]. Присланные мне документы представляют интерес вследствие их эмоциональной наполненности. Думаю, что эти тексты говорят не столько об образе русских вообще, как об ужасах войны, о забытой и брошенной на произвол судьбы армии (по крайней мере, именно так мне рассказывали лиможцы). Может быть, эти документы заставят вспомнить и о брошенной Наполеоном французской армии в 1812 г. и помогут более эмоционально представить себе ужасную судьбу солдата, когда армия не нужна своему государству. Видимо, события Первой мировой войны, столетие начала которой будет разносторонне освещаться в Европе, еще ждут своих русских исследователей.

«Апрель 1917.

Прошел слух, что русские части, приехавшие на помощь в 1916 г., показали отсутствие дисциплины в боях в Шампани. “Мы вязнем в грязи, атаки бесполезны, несколько метров вперед, потом назад. Живые силы нации истощаются бесполезно, в частях зреет бунт”. В 1917-м году. действительно происходят бунты в нескольких местах.

Поведение этих русских может отразиться на моральном духе французских войск, и без того упавшем. Французской армии не нужны плохие примеры, которые подают русские части. Эта психологическая угроза вынуждает командование принять решение, быстрое и радикальное: нужно изолировать бунтовщиков; нужно вывести их с фронта, подальше от мест сражений.

Май 1917

В конце мая 1917 г. военное министерство решает освободить от занимавших лагерь в Ля Куртин военных частей и поместить туда “взбунтовавшихся и непокорных русских”.

В две недели тысячи пленных исчезли из лагеря. Все пусто и чисто. Остается только рота 78RI на охрану лагеря. Кроме того, в нее входят подразделения обоза 12-го эскадрона. Военных вывезли из лагеря в Дордонь и Шарант. Некоторых перевели в От-Вьен, Коррез и в Жиронду. Немецких офицеров перевели в Барселонет и Ош.

Жандармы должны покинуть гарнизон, Так как ни в коем случае не нужно, чтобы русские почувствовали себя пленниками.

На 17 июня 1917 г. ситуация в лагере такова:

29 офицеров, 142 низших чинов, 21 лошадь. Лагерем по-прежнему командует подполковник Фарúн. XII-ый военный округ ищет переговорщика, знающего местность. Рота 78RI не остается без дела, ведь не все склады вывезены и нужно их охранять.

Начиная с июня 1917 г. военный режим в Ля Куртин ослабевает. Поскольку войска ушли, то упала торговля, а кафе опустели. В городе идут споры по многим вопросам и не только экономическим – спешный отъезд десяти тысяч человек из лагеря и близящееся прибытие русских очень беспокоит население.

26 июня 1917

После двухнедельной интенсивной подготовки 2-я рота 78RI принимает первых русских на вокзале Куртин. В этот день их прибывает десять тысяч.

5 июля

Нужно принять более шести тысяч человек. Собраны и объединены1-ая и3-ья бригады, которые включают 289 офицеров, 16187 солдат (или низших чинов), 1718 лошадей.

С самого начала была совершена ошибка, которая окажется фатальной через несколько дней. Это войско осталось вооруженным. У всех солдат осталось их французское вооружение: винтовки Лебеля, пулеметы и пушки 37 мм. При их отъезде из лагеря Маѝ, где они были собраны, никто не осмелился их разоружить или отобрать вагоны с боеприпасами.

Представим следующую ситуацию: шестнадцать тысяч человек ничего не делающих, хорошо вооруженных и неподчиняющихся приказам. Конечно, беспорядок воцарился очень быстро. Урны не вычищаются, уборные не убираются, обмундирование не стирается. Все это усугубляется погодой – стоит жара 37°. За одну неделю лагерь превратился в свалку, распространяя зловоние, которое чувствуется даже в центре деревни. Какая разница по сравнению с предыдущими войсками, которые с начала войны обеспечивали этой деревне процветание!

Итак, 5 июля 3-я русская бригада прибывает на вокзал в Ля Куртин. По отчетам полиции, в лагере русских возникают стычки. Они воруют, грабят, поджигают фермы, где их плохо принимают, опустошают курятники на удаленных фермах.

3-я бригада имела лучшую репутацию, однако, это не более, чем репутация. Соперничество между бригадами скоро ухудшило их ежедневное существование. Вспыхивают драки, некоторые угрожают взяться за оружие. Жители деревни закрываются в домах; в городе воцаряется страх. Стало известно, что один недавно прибывший русский офицер избит солдатами 3-ей бригады.

Отчеты полиции говорят о значительных волнениях в Ля Куртине. В темное время суток женщины не чувствуют себя в безопасности; кучки русских солдат преследуют их вплоть до дверей дома. Среди населения начинается психоз. Но встает вопрос – насколько эти отчеты полиции являются отражением действительности?

Люди, опрошенные после войны, говорят, что русские были весьма примитивны в своем поведении. Вероятно грязные, нередко завшивленные, грубые – это уж точно. Но ни разу, никогда они ни на кого не напали.

В это же время отмечалось, что другие жители деревни говорят о вежливом обхождении русских солдат. Нужно отметить еще такой позитивный факт – солдаты любили детей и часто с ними играли. Все отмечали честность и порядочность русских солдат.

В таком случае, зачем же по какой-то неясной причине так несправедливо описывать людей, приехавших, Бог знает, из каких далеких краев, чтобы сражаться на стороне союзников в ужасающих условиях?

Гражданские и военные власти были заинтересованы в составлении тревожных отчетов. Чем быстрее уйдут войска, тем быстрее деревня вернется к довоенной жизни. Ведь, русские были, естественно, без гроша в кармане. Что же предположить? Эти две русские бригады, сражавшиеся уже два года на иностранных фронтах, хотели только одного – вернуться домой, увидеть родных, мирно жить на своей земле, со своей семьей. Кроме того, когда лагерь занимали американцы, подумаем, что такое был рубль против доллара?

Несколько дней спустя после прибытия 3-ей бригады ее солдаты отказались от объединения с 1-ой бригадой. Они покидают лагерь в Брей, чтобы расположиться бивуаком в восьми километрах от Куртин, в давно заброшенной деревушке Мандрен на пересечении департаментских дорог №№ 23 и 31. В наше время от этой деревушки, в которой и тогда было всего несколько домов, не осталось и следа.

Итак, около семи тысяч человек располагаются там под открытым небом. Кое-как соорудив себе укрытие из бревен покинутых домов, из кусков брезента и веток, они живут без продовольствия, без каких бы то ни было приспособлений для жилья. Никакой гигиены. В довершение всего дожди летом 1917 г. еще больше усугубили условия проживания.

Зрелище неописуемое. К тому же постоянно присутствует чувство незащищенности. 3-ья бригада может в любой момент подвергнуться нападению. Потенциальных атакующих десять тысяч, и живут они в гораздо лучших условиях (в построенном лагере). Этот бивуак находится под постоянным и строгим наблюдением. На третий день (это уже 11 июля), замерзшие, голодные и усталые, солдаты 3-ей бригады требуют возвращения в Фельтен, чтобы устроиться в городе или в его окрестностях.

Не подчинившись полученным приказам, генерал Лохвицкий возглавил бригаду и вечером 11 июля направился в Фельтен. И опять никто не осмеливается остановить эти семь тысяч человек на марше. Бригада устраивается бивуаком, но уже в новых палатках, в двух километрах от Фельтена по дороге на Обюссон.

Приходится ждать 14 июля, чтобы дело приняло законный порядок. После нескольких противоречивых приказов было решено, что эта бригада останется в Фельтене до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение. В течение месяца бригада живет таким образом: люди уходят в Обюссон, чтобы, исполняя русские песни на улицах Обюссона, немного заработать и что-нибудь купить себе на те 4 су, которые выдает им Франция. Рассказывают, что они покупали духú, чтобы потом их выпить, и ели хлеб с зубной пастой. Они очень редко заходили в кафе, подчиняясь запретительному приказу. Если в Фельтене ситуация была отнюдь не розовой, то в Куртине все обстояло еще хуже.

1-ая бригада в количестве десяти тысяч человек, недисциплинированная и бунтующая, расположилась в казармах в Брей и в Граттадур. Регулярно группы солдат на лошадях пытаются вырваться из лагеря, направляясь в ближайшие городки. Жандармерия имеет указание препровождать их «без грубости» назад в Ля Куртин.

Существует очень мало письменных отчетов о ситуации в лагере в тот период. Подполковник Фарúн, комендант лагеря, регулярно посылает отчеты в 12-й военный округ. Несмотря на многочисленные розыски, эти отчеты не найдены. Известно только, что правила гигиены не соблюдались, что офицеры не имели власти над солдатами и что, в основном, “эти господа” тратят свое содержание на выпивку. Вечером они поют, устраивают праздники – и все это слышит вся деревня.

3-ья бригада, устроившись около Фельтена, восстановила порядок и дисциплину. Включившись в новую жизнь, принятая населением, меньше зараженная революционным духом, она подчинялась своим командирам и вновь стала боевой единицей.

В начале сентября 1917 г. 1-ая бригада, расположенная в Ля Куртин, требует отъезда из Франции и возвращения в Россию. Это были сторонники русской революции, которых называли “красная бригада”.

После некоторых колебаний 3-ья бригада при поддержке французских войск покидает Фельтен, чтобы окружить 1-ую бригаду, находящуюся по-прежнему в лагере Ля Куртин. Это было началом того, что позднее назовут “русским сражением при Ля Куртин”. Главным переговорщиком между восставшими и окружившими их войсками был отец Лалирон, капеллан лагеря.

В течение пяти дней с 14 по 18 сентября 1917 г. тиски окружения сжимаются. Все предпринятые попытки примирения оказались бесплодными. 16 сентября в 9.00 была отслужена служба в церкви Ля Куртин для восставших. Когда все предложения о капитуляции были отвергнуты и срок ультиматума истек, в 10 час. в лагере раздались первые пушечные выстрелы.

Штурм осуществляли русские войска без вмешательства других войск. Габриэль Клюзелло, присутствовавший при штурме, оставил несколько сделанных в спешке заметок: “Странная тишина настала в лагере. Светит солнце, белизна стен домов резко выделяется на фоне всего остального. Слышны какие-то приказы, но в целом все тихо”.

У каждого замирает дыхание. За несколько минут до 10.00 час. генералы Комби, Виладен, Брезе и некоторые из их офицеров располагаются за церковью, на холме, возвышающемся над лагерем. Они ждут штурма. У них есть средства для подавления бунта, но они не хотят в этом участвовать.

Вскоре на этот пункт наблюдения прибывают представители гражданской власти. Префект Ле Виан, заместитель префекта Обюссона и аббат Лалирон наблюдают издалека за операцией. Штурм неизбежен, и опасаются, что человеческие потери могут быть значительными.

“Русские будут убивать русских”, – думают некоторые. “Достаточно ли наших усилий и нашей моральной силы, чтобы защитить родину в опасности? Зачем же нужно, чтобы в нашей стране, в тиши центрального плато, в этом мирном, спокойном сердце Франции тяжелая обязанность легла на наши души, страдая за кровь, которая должна пролиться?”

С 10.00 до 20.00 часов слышится постоянный гул пушек. С наблюдательного пункта уже видны разрушения в лагере и, в особенности, людские потери... Артиллерия нападающих пытается щадить строения лагеря, но пристрелку провести нелегко. Дым и здания лагеря мешают наблюдению, неизвестны людские потери. К ночи усиливается пулеметная стрельба. Ведется окопный бой. С обеих сторон вырыты ходы сообщения и строятся баррикады.

Раненных собрали и эвакуировали в Юссель с помощью французских подразделений. То, чего не получилось достичь за три месяца переговоров, находит кровавый выход. И какой ценой?»


Комментарии

  1. Овернь (Auvergne), Дордонь (Dordogne), От-Вьен (Haute-Vienne), Жиронд (Gironde), Коррез (Corrèze) – департаменты, единицы административно-географического деления Франции.
  2. Лимузен (Limousin), Шампань (Champagne) – исторические регионы Франции.
  3. Юссель (Ussel),Обюссон (Aubusson),Фельтен (Felletin), Ош(Auch) – небольшие города.

Список литературы

  1. Попова С.С. Восстание в лагере Ля-Куртин // Военно-исторический журнал. 2001. №4. (Popova S.S. Vosstanie v lagere Lja-Kurtin//Voenno-istoricheskij zhurnal, 2001, №4)
  2. Чиняков М.К. Мятеж в Ля-Куртин// Вопросы истории 2004. № 3. С. 57–73. (Chinjakov M.K. Mjatezh v Lja-Kurtin// Voprosy istorii. 2004. №3. s.57-73.)





[1] Автор перевода и комментариев – Л.Н. Кулаженкова, старший преподаватель кафедры франкоязычных культур ФИЯР.

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"