Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Актуальные проблемы регионоведения Руцинская И.И. Массовая культура как предмет исследования: к вопросу о поколенческих различиях подходов

Руцинская И.И. Массовая культура как предмет исследования: к вопросу о поколенческих различиях подходов

Руцинская Ирина Ильинична

доктор культурологии, профессор
кафедры региональных исследований
факультета иностранных языков и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова
irinaru2110@gmail.com


Массовая культура как предмет исследования: к вопросу о поколенческих различиях подходов

5-6 апреля 2018 года на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова была проведена межвузовская студенческая конференция «Региональные варианты массовой культуры». Ее задачи, особенности и итоги могут быть осмыслены в контексте общей проблематики изучения данного феномена в России.

Ключевые слова: массовая культура, молодежь, поколения, научные подходы, конференция, социокультурный контекст.

On April 5-6, 2018 the Faculty of Foreign Languages and Area Studies of Lomonosov Moscow State University held an Inter-University Student Conference called "Regional variations of mass culture". Its tasks, features and results can be interpreted in the context of general research of this phenomenon in Russia.

Key words: mass culture, youth, generations, scientific approaches, conference, social and cultural context.

В отечественной историографии массовая культура долгое время рассматривалась как атрибут «буржуазного образа жизни». Тем самым изначальный негатив в отношении данного феномена, который на Западе достаточно быстро сменился пониманием его неизбежности и желанием разобраться в его сущности, в СССР был «законсервирован» и усилен. Более того, идеологический подход сформировал иллюзию, что массовая культура – это не исторически закономерный процесс, а проявление некоей злой воли жаждущих обогащения «магнатов и политиков».

Вот почему поток новых событий, явлений, феноменов, практик, который хлынул страну в постперестроечный период, не мог не вызвать наряду с радостной эйфорией резкого отторжения. Да к тому же, следует признать, что образцы масскульта, к которым с 1990-х годов начали бурно приобщаться бывшие советские граждане, очень часто были далеки от представлений о хорошем вкусе.

Массовая культура давала и продолжает давать основания для критического и даже враждебного настроя. Однако проблема заключается в том, что оценочные характеристики звучат не только в прессе или в обывательских отзывах, но и на страницах научных изданий. Исследовательская объективность изменяет многим авторам, как только они приступают к анализу современной культуры и ее отдельных аспектов. В итоге тексты превращаются в обличения, в которых фигурирует набор эмоциональных определений: «низкопробная», «суррогатная», «рассчитанная на вкус неразборчивого, усредненного потребителя», «ориентированная на примитивные вкусы и грубые инстинкты человека» и т.д., и т.д..

Рядом с негативно-оценочным подходом существует и другой: не замечать, «не опускаться» до изучения масскульта, считая его недостойным научного внимания и научного высказывания. Впрочем, и в первом, и во втором случае мы имеем дело с разными проявлениями сходных оценок и позиций. Рассчитывать на разносторонний и объективный анализ явления в обоих вариантах не приходится.

Однако на сегодняшний день ситуация существенно меняется. Можно говорить о повороте в отношении к массовой культуре, об изменении стратегий ее изучения. Исследователи стали говорить о важных функциях, которые она выполняет в современном обществе, обращаться к анализу самых разных ее аспектов. Расширяется не только предметное поле исследований – растет количество авторов, которых привлекает проблематика массовой культуры, ее история и ее трансформации на современном этапе. Учебная дисциплина с названием «Массовая культура» вошла в программы многих российских вузов.

Нам представляется, что происходящие изменения есть результат не смены устоявшихся оценок у исследователей, но результат смены поколений исследований.

Тот вариант массовой культуры[1], к которому старшее поколение вынуждено было привыкать, для молодых – норма, известное с детства естественное окружение. Калейдоскоп новых явлений, нагромождение стилей, эклектичность художественного мышления, погружение в виртуальные миры, невероятная скорость социокультурных трансформаций их не пугает. То, что у старшего поколения вызывает отторжение, у молодых пробуждает интерес. В том числе интерес научного плана.

Поколенческие различия нарастают буквально от года к году. Еще пять лет назад студентка факультета иностранных языков и регионоведения, используя в качестве источников дипломной работы широко распространенные и востребованные тексты массовой культуры, смущалась и волновалась: достоин ли предмет научного анализа. Волновалась, надо сказать, обоснованно, поскольку за прошедшие годы от своих преподавателей она услышала множество вопросов, недоумений, упреков и по поводу темы, и по поводу привлекаемых источников. Сегодня студенты даже не задумываются о том, как можно сомневаться в важности подобных тем, в их научной актуальности, в их академической «серьезности». Если какое-то явление волнует и привлекает миллионы – не важно, о чем идет речь: о «женских романах», компьютерных играх, комиксах или о Гарри Поттере – оно не может не заинтересовать ученого. Он должен изучать социокультурный контекст, причины возникновения и особенности бытования подобных феноменов, их влияние на социум.

В этой связи возникает опасение иного рода: а не произойдет ли крен в противоположную сторону. Не придет ли на смену отрицанию неумеренная апологетика? Не скажется ли на характере проводимых исследований чрезмерная вовлеченность исследователя в бытование масскульта?

С такими мыслями, надеждами и опасениями сотрудники кафедры региональных исследований приступали к организации студенческой конференции «Региональные варианты массовой культуры». Заявленная проблематика конференции, темы, предложенные к обсуждению, конечно, вписывались в направления научных исследований, осуществляемых на факультете иностранных языков и регионоведения. Они не ограничивали круг предметов, событий и явлений, к которым могли обратиться участники, но нацеливали на анализ регионального своеобразия этих предметов, событий и явлений, на изучение дихотомии «глобальное-национальное» в пространстве массовой культуры.

Первое впечатление по окончании работы форума – необычайная широта и разнообразие научных интересов молодых исследователей. В поле их внимания входят кинематограф, телевидение и мультипликация; субкультуры стиляг, панков и футбольных фанатов; музыка, мода и дизайн; фольклорные праздники, международные конкурсы и джазовые фестивали; Интернет и печатные СМИ; реклама и глянцевые журналы и т.д., и т.д.

Широкими оказались и хронологические рамки исследований: от викторианской Англии и «Belle Époque» во Франции до событий текущего 2018-го года.

Опасения по поводу того, что «облегченная» тематика скажется на характере проводимых исследований, оказались напрасными. За повседневными практиками, массовыми увлечениями, популярными мероприятиями участники стремились обнаружить важнейшие проблемы современного общества. Они не просто вели разговор о телепередачах, посвященных моде, но изучали их как инструмент социокультурного проектирования; не просто делали обзор новейших практик телесных трансформаций, но исследовали проблемы самоидентификации человека в современном социуме; не просто описывали Фестиваль русской культуры в Лондоне, но анализировали модификации института национальной культуры в инокультурном пространстве; не просто рассказывали о ресторанах русской кухни за рубежом, но выявляли стереотипы, с которыми не хотят расставаться люди. Практически все работы предполагали серьезный отбор репрезентативных источников и их анализ (в том числе сопоставительный).

В данном выпуске журнала публикуются статьи участников конференции, которые, по мнению жюри конкурса, специально организованного в рамках конференции, можно считать лучшими. Отобранные тексты отражают разнообразие интересов молодых исследователей, «бесстрашие» в обращении к сложной современной проблематике, умение работать с нестандартными источниками, самостоятельность предложенного анализа.





[1] Напомним: мнение о том, что в СССР не существовало масскульта – иллюзия. Она существовала, даже культивировалась, но, конечно же, имела целый ряд особенностей, обусловленных спецификой политического, экономического и социокультурного развития страны.

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"