Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Актуальные проблемы регионоведения Маринин М.О. "Специфика преподавания курса «Источниковедение региональных исследований»"

Маринин М.О. "Специфика преподавания курса «Источниковедение региональных исследований»"

Маринин Мстислав Оганесович

к.и.н., преподаватель
кафедры региональных исследований
факультета иностранных языков
и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова
E-mail: ic_culture@ffl.msu.ru




Специфика преподавания курса «Источниковедение   региональных исследований»

В данной статье на основе опыта преподавания курса «Источниковедение региональных исследований» делается вывод о фундаментальном отличие данного курса от традиционного учебного курса «Источниковедение». Определяются возможные перспективы развития учебного курса с учетом специфики подготовки специалистов в области региональных исследований.

Ключевые слова: источниковедение, региональные исследования, преподавание, источниковедение региональных исследований.


Source criticism in Area Studies: peculiarities of teaching methods

The article summarizes the experience gained while teaching the course of Source Criticism in Area Studies. The author contends that there are fundamental differences between this course and the traditional course of Source Criticism, and outlines the prospects of the course for training specialists in Area Studies.

Key words: Source Criticism, Area Studies, Teaching, Source Criticism in Area Studies.



События, современниками которых мы являемся, заставляют нас по-новому взглянуть на проблематику интеграционных процессов, диалог культур и взаимодействие различных цивилизаций, народов и регионов. Многие чрезмерно оптимистичные взгляды на будущее человечества, которые зиждились на активном и, как представлялось, безальтернативном процессе глобализации, в настоящий момент требуют пересмотра в контексте новых социально-политических реалий современности. Представляется, что в этой связи особенно будет востребован регионоведческий подход, активно развиваемый сегодня в рамках научно-исследовательских работ в области социокультурного регионоведения (в частности, идею о превосходстве регионоведения над традиционным цивилизационным подходом в своей статье развивает И.В. Павловский)[1]. Однако, несмотря на актуальность и востребованность использования подобного подхода для прогнозирования  развития различных регионов,  было бы неправильно сводить все социо-культурное регионоведение к выполнению исключительно прикладных целей и задач, забывая о его теоретической и просветительской составляющих. Представляется, что в настоящий момент задачи дальнейшего совершенствования инструментария, терминологического аппарата этой научный дисциплины наравне с прикладным использованием достижений регионоведения являются приоритетными для ученых, разрабатывающих данное научное направление. Именно одному из частных теоретических вопросов функционирования регионоведения как учебно-научной дисциплины и будет посвящена данная статья. Необходимо сразу оговорить, что основное внимание будет уделено работе с письменными источниками, так как задачи обучения студентов работе с аудиовизуальными источниками решаются в рамках другого курса – «Визуального регионоведения».

Вот уже 5 лет в учебном плане регионоведения присутствует курс «источниковедение региональных исследования». На первый взгляд, преподавание этого курса не содержит в себе подводных камней и сложностей. Его задачи ясны и понятны – подготовить студентов-регионоведов к самостоятельным исследованиям и дать подходящий инструментарий для работы с источниками, необходимыми для подобных исследований. Однако уже само название курса содержит в себе противоречие. Традиционно под источниковедением понимают «науку об исторических источниках»[2]. Как правило, источниковедению отводят роль прикладной исторической дисциплины, подчеркивая его связь с историческими исследованиями[3]. Это не может вызывать никаких вопросов, принимая во внимание обстоятельства возникновения источниковедения как научной дисциплины на рубеже XVIII-XIX веков. Неразрывная связь истории и источниковедения характеризует теоретические аспекты источниковедения, охватывающие весь комплекс проблем, с которыми сталкивается исследователь при работе с историческими источниками. Даже признавая востребованность изучения основ источниковедения студентами не исторического профиля, ученые подчеркивают, что использовать студенты полученные навыки будут при работе именно с историческими источниками[4].

Возникает вопрос: в чем здесь противоречие? Разве методы работы с информацией, содержащейся в источнике, так уж сильно отличаются в исторической и регионоведческой науках? С одной стороны, регионоведение как наука, находящаяся на стыке научных дисциплин, безусловно, может использовать инструментарий уже разработанный этими дисциплинами. В самом деле, зачем изобретать велосипед? Но вполне естественен вопрос: насколько возможно заимствование стороннего инструментария (в данном случае разработанного в рамках традиционного источниковедения) в регионоведческих исследованиях? Именно при ответе на данный вопрос, становится очевидным, что существует ряд коренных противоречий.

Традиционное источниковедение, как уже было оговорено, занимается историческими источниками, безусловно, главными источниками для работы историков. Здесь нельзя не отметить, что существующие определения термина «исторический источник» позволяют включить в него любой носитель информации. Уточнение дефиниции и семантических рамок данного термина является совершенно самостоятельным вопросом, требующим фундаментального исследования. Поэтому для удобства в данной статье под «историческими источниками» мы будем понимать такие источники, на основании которых строятся исторические исследования. Тем более, что существуют и такие определения: «Исторические источники – свидетельства о прошлом».[5] Конечно же, не существует искусственных ограничений, не позволяющих историку использовать источники, содержащие в себе информацию о современности,  но, как правило, в этом нет необходимости. В самом деле, для изучения эпохи Ивана IV историк не будет исследовать мнение современной блогосферы об этом периоде русской истории. Традиционный курс источниковедения нацелен на то, чтобы дать представление о как можно большем количестве исторических источников, тех, на основании которых затем можно реконструировать давно ушедшую от нас эпоху. Для студентов-регионоведов подобное сугубо историческое знание не является необходимым (что, ни в коей мере не умоляет его значимости). Если история, главным образом, нацелена в прошлое, и в лучшем случае, выстраивает логический мостик от проблем минувшего к современности, то регионоведение более нацелено на современность и будущее. Приведенное различие не может не сказаться на расстановке приоритетов при подготовке специалистов каждой направленности. При всей важности исторического знания для регионоведов, исторические предметы не являются основой их подготовки, проигрывая по часам предметам не сугубо исторической направленности, к примеру, таким как: мир изучаемого региона, проблемы взаимодействия культур и т.д. В результате, если при подготовке регионоведов использовать теорию и практику традиционного источниковедения, то мы столкнемся с ситуацией, когда студенты будут получать знания и навыки для работы только с сугубо историческими источниками. Нельзя при этом не отметить, что тот объем знаний, который предполагает классическое источниковедение, сам по себе похвален, но абсолютно избыточен для специалистов неисторического направления подготовки.

Кроме того, обучение студентов по программе подготовки «регионоведение» сильно отличается от обучения студентов-историков. Различия между этими направлениями подготовки не дают возможности заимствовать разработанный в рамках классического источниковедения механизм работы с источниками и перенести его в неизменном виде в регионоведение. Главным, но не единственным препятствием, является то, что данный механизм нацелен на работу именно с историческими источниками, что не подходит регионоведам.

Нельзя не отметить, что было бы неправильно лишать регионоведа возможности взглянуть на интересующий его регион в ретроспективном ключе. Однако представляется, что регионоведческое исследование только выиграет, если будет базироваться на достижениях исследователей-историков, а не будет стараться подменить их. Историк обладает несомненным преимуществом перед регионоведом при изучении исторического прошлого (за счет своей специализированной подготовки и самосовершенствования в процессе профессиональной деятельности), в то время как регионовед будет чувствовать себя намного комфортнее своего исторического коллеги в вопросах современности. Безусловно, это отдельный вопрос, который невозможно попутно раскрыть в статье, и он требует дополнительных научных дискуссий.

Для наглядности продемонстрируем вышесказанные утверждения на наглядном примере.  Допустим, мы решили готовить региноведов  по классическим источниковедческим канонам. Обратясь к учебной литературе, мы взяли одну из существующих многочисленных учебных программ и начали адаптировать ее к регионоведческим реалиям. Для начала мы вынуждены отказаться от классификации источников по историческим периодам, весьма популярного в учебной литературе, так как это совершенно не соответствует нашей специальности. В результате мы сразу переходим к видовой классификации источников (выбор письменного типа источника обусловлен спецификой подготовки студентов-регионоведов). Первой темой, которая нас ожидает (безусловно, темы разнятся от программы к программе, но возьмем некий усредненный вариант) будет «государственный актовый материал», что подразумевает знакомство с законодательными, регистрационными, распорядительными и другими документами. Изучение приемов работы с этим типом источников происходят на богатом материале от древнейших летописей и княжеских грамот до законодательных и юридических документов современности. Студентам предстоит работа с очень разными видами документов. Изучение вопросов  происхождения, существования и даже языковых особенностей этих источников будет требовать очень разнообразной и тщательной подготовки (ср: ярлыки ханов Золотой Орды и Конституция 1993 г.).

Сама по себе подобная детальная проработка материала чрезвычайно важна, и именно так обстоит дело при подготовке студентов-историков, но мы не можем исходить из того, что источниковедение будет главной регионоведческой дисциплиной. На изучение всего курса учебным планом отведено всего полгода. Сколько из этих занятий потребуется для проработки источников лишь одной темы, учитывая, что на семинарских занятиях по истории Отечества на одно занятие дается один источник? В результате проходить курс придется поверхностно (что называется, «галопом по Европам»), принимая во внимание, что сложность затрагиваемых вопросов не оставляет возможности отдавать их на самостоятельную подготовку пусть даже самым добросовестным студентам.  Однако все эти вопросы можно было бы решить, если бы не одно «но»: оставляя за скобками общую историческую эрудированность, которую, конечно, должен иметь любой выпускник ВУЗа, реальная польза для специалистов-регионоведов от полученных знаний будет сомнительна. Еще раз повторим, что дело не в качестве знания, а скорее в его специфичности и узкой направленности.

Кроме того, студент-историк при анализе исторических источников имеет значительные преимущества перед студентом регионоведом. Исследуя источник, появившийся десятилетия или даже столетия назад (не имеет значения Русскую Правду или Конституцию 1918 г.), историк располагает обширным арсеналом исследовательской литературы на эту тему, знакомство с которой в том числе и происходит на занятиях по источниковедению. В тоже время, источник-регионовед анализируя только что появившийся закон или свод законов, практически лишен подобного арсенала и все, что может ему дать традиционное источниковедение, это исторические аналогии и прецеденты. Зачастую этого совершенно недостаточно. В сущности, перед историком и регионоведом стоят совершенно разные задачи, которые требуют разных источников и разного инструментария при работе с ними.

Говоря об этих разных источниках, нельзя не упомянуть одно из самых заметных отличий историка от регионоведа в источниковедческом плане. В то время как традиционное источниковедение никак не может окончательно определиться с таким новым источником как интернет (что объясняется, в том числе слабой профессиональной заинтересованностью историков в подобном типе источника), регионоведы активно используют блоги, социальные сети, электронные СМИ и комментарии к ним, электронный делооборот как во многом уникальный и эксклюзивный источник. Безусловно, использование этих источников требует особого опыта, которое традиционное источниковедение не предоставляет. Хотя нельзя не отметить, что последнее время активизировалась дискуссия на тему использования историком в качестве источника интернета, чему в немалой степени способствовала деятельность ассоциации «История и компьютер».[6]

В то же время нельзя впадать в крайность и отрицать все методологические основы традиционного источниковедения. Так, например, ни в коей мере не может быть подвергнута сомнению необходимость осуществления внешней и внутренней критики.  Но, необходимо учитывать, что в традиционном источниковедении внешняя критика источника предполагает работу с такими вспомогательными историческими дисциплинами, которые совершенно незнакомы студенту-регионоведу (палеография, геральдика, нумизматика, сфрагистика и др.). Подобный пробел может быть компенсирован большим вниманием к анализу соблюдению формы документов (например, наличие резолюций, штампов и печатей), изучению правил составления документов, особенно делопроизводственной документации. Представляется, что подобная расстановка акцентов будет более полезна, учитывая то, что регионоведам предстоит работать с большим массивом современных массовых источников, которые наиболее подвержены фальсифицированию.

Нельзя забывать так же и о том, что традиционное источниковедение не только дает в руки историку мощный механизм работы с историческими источниками, но и значительно расширяет его научный кругозор, знакомя с большим количеством источников. Курс «Источниковедение региональных исследований» должен сохранить этот принцип, однако сами источники, с которыми призваны познакомиться студенты должны быть приближены к их специальности. Отказ от доминирования исторической составляющей курса в пользу «актуального регионоведения» позволит изменять его содержание в соответствии с регионом, на котором специализируются студенты.

Преподавание курса «Источниковедение региональных исследований» требует большой переработки курса традиционного источниковедения. Но нельзя забывать, что источниковедение не только учебная, но и научная дисциплина, разработка теоретико-методологических основ которой призвана расширить теоретические основы регионоведения как науки. Если в вопросе преподавания были найдены необходимые формы, позволившие максимально приблизить источниковедение к возможностям и потребностям регионоведов, то в вопросе теоретического обоснования подобной адаптации, необходимые усилия еще не были предприняты. Представляется, что «источниковедение региональных исследований» обладает теоретическим потенциалом для того, чтобы выйти из тени традиционного источниковедения, которое делает главный акцент на историю. Эти исследования могут быть востребованы и в других областях: социологии, этнопсихологии и т.д.


Литература:

  1. Владимиров В.Н. Internet для историка: глобальная информационная игрушка или новая парадигма? // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». 1996. №18
  2. Георгиева Н.Г. Историческое источниковедение: теоретические проблемы: учебник для вузов – Москва: Проспект, 2016. С.5, С.20
  3. Голиков А.Г. Источниковедение отечественной истории: учеб.пособие для студ.высш.учеб.заведений / А.Г.Голиков, Т.А.Кругловажд; под ред.А.Г.Голикова. – 3-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия», 2009.
  4. Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика: Учебник / А.К. Соколов, Ю.П. Бокарев, Л.В. Борисова и др. Под ред. А.К. Соколова. – М.: Высш.шк., 2004.
  5. Мосолкина Т.В., Николаева Н.И. Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории. Учебное пособие – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та.2004.
  6. Павловский И.В. Задачи научно-учебной дисциплины регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В Ломоносова // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5.






[1] Павловский И.В. Задачи научно-учебной дисциплины регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В Ломоносова // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 1

[2] Георгиева Н.Г. Историческое источниковедение: теоретические проблемы: учебник для вузов – Москва: Проспект, 2016. С.5, С.20

[3] Голиков А.Г. Источниковедение отечественной истории: учеб.пособие для студ.высш.учеб.заведений / А.Г.Голиков, Т.А.Кругловажд; под ред.А.Г.Голикова. – 3-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия», 2009. С.4

[4] Мосолкина Т.В., Николаева Н.И. Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории. Учебное пособие – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та.2004. С.3

[5] Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика: Учебник / А.К. Соколов, Ю.П. Бокарев, Л.В. Борисова и др. Под ред. А.К. Соколова. – М.: Высш.шк., 2004. С.4

[6] Владимиров В.Н. Internet для историка: глобальная информационная игрушка или новая парадигма? // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». 1996. №18


 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.