Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Актуальные проблемы регионоведения Маринин М.О. "«Внешнеполитическая идентичность страны» в регионоведении"

Маринин М.О. "«Внешнеполитическая идентичность страны» в регионоведении"

Маринин Мстислав Оганесович

к.и.н., преподаватель
кафедры региональных исследований
факультета иностранных языков
и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова
Email: ic_culture@ffl.msu.ru
 

«Внешнеполитическая идентичность страны» в регионоведении

В данной статье рассматривается возможность использования в регионоведении понятия «внешнеполитическая идентичность», констатируется лакуна в терминологическом аппарате регионоведения, обосновывается необходимость ввода нового термина, необходимого для анализа данного понятия.

Ключевые слова: внешнеполитическая идентичность, регионоведение, национальные особенности, международные отношения.


The paper deals with the notion “the identity of the country in its foreign policy” in the context of  area studies. It is stated that so far there was not any relevant term in the terminological system of area studies. The article foregrounds the necessity of the introduction of the new term essential for the analysis of the  notion in question.

Key words: the identity of the country in its foreign policy, area studies, national characteristics, international relations.


В настоящий момент в рамках многих научных школ происходит интенсивная разработка научных тем, связанных с различными аспектами региональных исследований. В этой связи необходимо отметить, что на кафедре региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В.Ломоносова были впервые разработаны и успешно применены на практике многие   термины,  методы и проблематика регионоведения. Вместе с тем вне внимания исследователей остался значительный спектр очень важных и интересных вопросов, разработка которых может стать одной из главных задач ближайшего будущего. К таким задачам относится изучение особенностей развития региона с точки зрения его  международных отношений и связей с другими регионами.

Попытки связать особенности развития региона с международными отношениями в длительной исторической перспективе эпизодически предпринимались в прошлом. К примеру, И.В. Павловский в своей статье «Россия. Тысяча лет внешней политики или особенности национальной дипломатии»[1] останавливается на отдельных эпизодах русской истории, пытаясь проследить их преемственность по отношению к событиям предыдущих периодов. Автор подчеркивает преемственность российской дипломатии в различные исторические эпохи, объясняя это «чудом региональных констант».[2]

Однако исследование внешнеполитических особенностей региона до сих пор развито заметно слабее, чем представления о его внутренних особенностях. Проблема кроится в самой области исследования – международных отношениях. Одним из первых обозначил эту проблему О.В. Маринин в своей статье: «Сколько не повторяй: Халва! Халва! А во рту слаще не станет»[3]. По мнению исследователя, трудность заключается в том, что внешняя политика является прерогативой государства, а границы региона часто не совпадают с границами государств и нельзя поставить однозначный знак равенства между регионом и государством. В тоже время, по словам исследователя, «регион влияет на международные отношения не напрямую, а опосредовано, через государственные институты»[4], т.е. определенная связь между регионом и международными отношениями присутствует, но конкретизировать эту связь к настоящему моменту не удалось. И.В. Павловский так же допускает, что регион в аспектах, связанных с международными отношениями, проявляет себя через государство: «с помощью этноса и государства регион с его своеобразием может расширять свои границы, оказываясь доминантом по отношению к впитываемым регионам».[5]

Необходимо отметить, что выявление особенностей региона в значительной степени остается в рамках проблем национальных культур и особенностей национальных характеров, при этом в известной степени игнорируется геополитический аспект существования региона, который  «весьма любопытен и востребован в системе образования, но воспринимается, скорее, как прикладная регионоведческая дисциплина».[6] По сути, геополитическая сторона существования региона не отвергалась, но из-за того, что вектор развития регионоведения был направлен в сторону изучения внутренних особенностей региона (что представляет собой более чем масштабную задачу), логический мостик между регионом и его геополитической спецификой перекинут не был.

В последние десятилетия в научный оборот все активнее стал проникать термин «национальная идентичность» (к примеру, работы Э. Эриксона[7], Г. Люббе[8], С. Хантингтона[9] и других исследователей). Исследователи в области регионоведения также не остались в стороне и стали активно использовать этот термин, который органично вписался в исследования культур и менталитетов народов, населяющих различные регионы. Одним из таких исследователей является И.П. Именитова, которая в своей статье «Три этапа трансформации французской национальной идентичности»[10] предпринимает одну из первых попыток ввести в терминологический оборот регионоведения данное понятие. Вместе с тем необходимо отметить, что прослеживая пути трансформации национальной идентичности французского общества, автор ограничивает себя внутрифранцузской тематикой, не затрагивая геополитический аспект, т.е. тот разрыв, который мы констатировали между изучением внутрирегиональных проблем и геополитических вопросов, связанных с регионом, сохраняется.

В тоже время вне регионоведения уже предпринимаются попытки связать национальную идентичность с проблемой внешней политики страны. Справедливо отмечая, что в корне проблемы национальной идентичности лежит базисное столкновение «Свой – Чужой», исследователи полагают, что это столкновение проявляет себя как в культурных, так и в геополитических измерениях. Применение проблем идентичности к анализу международных отношений имеет большие перспективы, так как подобный «подход ориентирован на анализ процессов формирования геополитических и цивилизационных особенностей самоидентификации государства как субъекта мировой политики».[11]

В этой связи нельзя не вспомнить так называемый цивилизационный подход к изучению культур (заменить который, по мнению И.В. Павловского,  призвано регионоведение[12]). Цивилизационное разделение мира, которое поддерживается современными исследователями, к примеру, С. Хантингтоном[13], подразумевает самоопределение цивилизаций, в том числе и как самостоятельных субъектов мировой политики (типичным образцом этого служит все ещё актуальная идея дихотомии России и Европы, ставшая классическим примером после фундаментального исследования Н.Я. Данилевского)[14].

В результате, термин «национальная идентичность» получил свое логическое развитие, и появилось понятие «внешнеполитическая идентичность», которое успешно входит в научный оборот. Область применения этого термина еще весьма гибкая, но, как правило, под ним принято понимать «совокупность представлений о государстве, его роли и месте в мире, которые формируются через его соотнесение с другими государствами и политическими сообществами (актуальными другими) в логики оппозиции «Мы-Они», а также через маркирование его границ, главным образом символических».[15] При этом необходимо отметить, что границы таких представлений могут определяться как обществом, так и властью, в зависимости от тех источников, которые будут использоваться (мемуары, публицистика, переписка как срез общественного мнения, доктрины, государственные СМИ, образовательные программы как маркеры государственной воли). При таком определении возникает не только проблема «Свой-Чужой», но и проблема «навязывания» властью не свойственной обществу внешнеполитической идентичности, примером чего может послужить противоречие между внешней политикой Европейского Союза и отдельных государств, входящих в него,  в украинском кризисе.

Одним из образцов удачного применения термина «внешнеполитическая идентичность» является монография Е.О. Обичкиной «Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире»[16]. Анализируя внешнюю политику Франции, автор прибегает к термину «внешнеполитическая идентичность», понимая под ней «характеристики, определяющие место и поведение Франции на международной арене в длительной исторической перспективе, на протяжении двух последних веков и «прорастающих» в настоящее время».[17] Работа Е.О. Обичкиной представляет большой интерес по двум причинам.  Во-первых, в отличие от многих других работ, в ней «внешнеполитическая перспектива» просматривается в течение длительного исторического периода, а также подчеркивается, что при изменении внешнеполитических обстоятельств идентичность не меняется, а заставляет государство пересматривать свою политику в соответствии как с новыми обстоятельствами, так и с традиционными ориентирами и системой приоритетов. Это придает идентичности некую устойчивость, что позволяет проследить ее во времени. Во-вторых, в монографии констатируется, что власть (особенно в государстве, существующем по демократическим правилам делегирования власти) является выразителем воли народа и, соответственно, несет на себе отпечаток внешнеполитической идентичности простых людей, что влияет на действия власти в той же степени, как и выборные ожидания граждан.

Все вышесказанное позволяет утверждать перспективность использования термина «внешнеполитическая идентичность» в регионоведении.  Особенно учитывая то обстоятельство, что базовое для проблем идентичности проблема «Свой-чужой» является одним из краеугольных камней многих регионоведческих исследований. Комплексом проблем, скрываемых за этим понятием, можно попытаться объяснить многие аспекты международных отношений, которые до сих пор остаются белыми пятнами. К примеру, ту преемственность советской дипломатии, которую с удивлением отражают все западные исследователи (к примеру, один из основоположников советологии Джордж Фрост Кеннан) и которую И.В. Павловский объяснял тем, что «магия отечественной земли творит политических мечтателей из представителей всех классов населения».[18] «Внешнеполитическая идентичность» свойственна обществу (возможно «территориально-культурному» обществу[19]) что позволяет уйти от обозначенного в начале статьи противоречия между страной как агентом внешней политики и регионом, который самостоятельным агентом выступать не может.

Безусловно, в рамках одной статьи невозможно полно отразить все аспекты изучения внешнеполитической идентичности стран, однако представляется перспективным начать научный диалог на эту тему, обозначив тем самым одно из направлений потенциального развития регионоведения как научной дисциплины, состоящее в эволюции геополитического фактора региональных исследований  из «любопытного» в очевидный и необходимый  аспект изучения региона.


Литература:

  1. Бушуев В.В., Титов В.В. Национально-государственная идентичность в современном мире и исторической политики в ее формировании// Вестник московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. История и политология. 2011 г. № 4 С.77
  2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Книга. 1991
  3. Именитова И.П. Три этапа трансформации научной национальной идентичности // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 4
  4. Люббе Г. Историческая идентичность // вопросы философии.1994 № 4. С.108
  5. Маринин О.В. Сколько не повторяй: Халва! Халва! А во рту слаще не станет // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 3.
  6. Обичкина Е.О. Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире. МГИМО(У) МИД России. – М.: МГИМО, 2004.
  7. Павловский И.В. Задачи научно-учебной дисциплины регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В Ломоносова // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 1
  8. Павловский И.В. Россия. Тысяча лет внешней политики или особенности национальной дипломатии // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация, № 4. С.9
  9. Тимофеев И.Н. Эволюция внешнеполитической идентичности России: конец постсоветского периода? //Пространство и время в мировой политике и международных отношениях: материалы 4 Конвента РАМИ в 10 т./ под ред. А.Ю. Мельвиля. Рос.ассоциациямеждунар.исследований. М.: МГИМО-Университет. 2007. Т.2.С.34

10. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М., 2004

11. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2003

12. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1995




[1]Павловский И.В. Россия. Тысяча лет внешней политики или особенности национальной дипломатии // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация, № 4. С.9-24

[2] Там же C.18

[3]Маринин О.В.Сколько не повторяй: Халва! Халва! А во рту слаще не станет // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 3.

[4]Там же

[5]Павловский И.В. Задачи научно-учебной дисциплины регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В Ломоносова // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 1

[6]Павловский И.В. Задачи научно-учебной дисциплины регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В Ломоносова // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 1

[7] Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1995

[8]Люббе Г. Историческая идентичность // вопросы философии.1994 № 4. С.108-113

[9]Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М., 2004

[10]Именитова И.П. Три этапа трансформации французской национальной идентичности // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 4

[11] В.В. Бушуев, В.В. Титов. Национально-государственная идентичность в современном мире и исторической политики в ее формировании// Вестник московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. История и политология. 2011 г. № 4 С.80

[12]Павловский И.В. Задачи научно-учебной дисциплины регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В Ломоносова // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 1

[13]Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2003

[14] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Книга. 1991

[15] Тимофеев И.Н. Эволюция внешнеполитической идентичности России: конец постсоветского периода? //Пространство и время в мировой политике и международных отношениях: материалы 4 Конвента РАМИ в 10 т./ под ред.А.Ю. Мельвиля. Рос.ассоциациямеждунар.исследований. М.: МГИМО-Университет. 2007. Т.2.С.34-56

[16]Обичкина Е.О. Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире. МГИМО(У) МИД России. – М.: МГИМО, 2004.

[17]Там же. С.11

[18]Павловский И.В. Россия. Тысяча лет внешней политики или особенности национальной дипломатии // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация, № 4. С.18

[19]Павловский И.В. Задачи научно-учебной дисциплины регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В Ломоносова // Россия и Запад: диалог культур. 2014. № 5. С. 1

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.