Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Актуальные проблемы регионоведения Интервью с доцентом кафедры региональных исследований О.В. Марининым "Сколько ни повторяй: Халва! Халва!, а во рту слаще не станет"

Интервью с доцентом кафедры региональных исследований О.В. Марининым "Сколько ни повторяй: Халва! Халва!, а во рту слаще не станет"

Сколько ни повторяй: Халва! Халва!, а во рту слаще не станет

Размышления историка об изучении и преподавании социокультурного регионоведения


На вопросы редакции журнала отвечает:

Маринин Оганес Викторович

к.и.н., доцент
кафедры региональных исследований
факультета иностранных языков
и регионоведения
МГУ имени М.В. Ломоносова
Тел: (499)7830264
E-mail: ov_marinin@mail.ru


В интервью освещаются основные термины и понятия, применяемые в рамках региональных исследований. Автор делится опытом преподавания регионоведения на факультете иностранных языков и регионоведения, говорит о проблемах и нерешенных задачах «социокультурного регионоведения» как научного направления.

Ключевые слова: региональные исследования, социокультурное регионоведение, преподавание регионоведения, регион, региональные константы и доминанты.

The interview highlights the main terms and concepts used in the course of area studies. The author shares the experience of lecturing area studies at the Faculty of Foreign Languages and Area Studies and deals with topical issues and remaining challenges of socio cultural area studies as a scientific field.

Key words: area studies, socio cultural area studies, area studies at university, region, area constants and dominants.


Ред.: Оганес Викторович, но причем же здесь «халва»?

О.М.: Как, разве Вам не нравится такой замечательный деликатесный продукт, как халва? Но, конечно, тут идея в другом. Я позволил себе использовать в начале нашего разговора эту восточную мудрость лишь потому, что она, на мой взгляд, прекрасно иллюстрирует необходимость не просто говорить, рассказывать о чем-то, но и предпринимать практические действия. Мы с коллегами по кафедре уже не первый год объясняем нашим студентам, что такое социокультурное регионоведение, раскрываем на конкретных примерах цели и задачи, объект и предмет этой отрасли гуманитарного знания, особенности метода и механизмы исследования и т.д. Мой скромный опыт в этой области говорит о том, что пока – это во многом отвлеченное знание для студентов, нечто очень далекое от реальности, вроде крестовых походов, о которых все что-то слышали, но никто никогда не видел. Поэтому и «обратной связи» было очень мало, на зачетах, экзаменах и прочих видах учебного контроля студенты ощущали, да и сейчас еще ощущают себя весьма неловко. Вот, например, никогда не забуду, как одна милая девушка на заданный мной простодушный вопрос, чем должны заниматься регионоведы, покраснела и засмущалась до такой степени, как если бы я ее спросил, сколько фавориток было у царя Ивана Грозного. Попытки дальнейших выяснений привели к весьма печальному результату – первокурсница от отчаяния осмелела и заявила, что я ей задаю неприличные вопросы с целью ее скомпрометировать. Мне оставалось лишь развести руками и перевести дальнейший разговор из сферы теоретических научных рассуждений в более привычную для студентов практическую плоскость «вопрос-ответ». Если Вам интересно, то зачет эта девушка сдала.

Ред.: Замечательно! И что же делать?

О.М.: Думаю, что ответ скрыт в приведенной в заголовке пословице, нужно не просто рассказывать и объяснять, мы это умеем, делаем и дальше будем делать. Требуется активное привлечение студентов к процессу обучения в различных практических формах, нужно посадить студента в «шкуру» регионоведа и предложить ему решить пусть маленькую, но практическую задачу. Например, в рамках курса «Прикладное регионоведение» студенты 2 и 3 курсов вначале «заочно» в Москве всесторонне изучают избранный для практики регион, затем летом выезжают «на место», знакомятся с реальной жизнью людей и особенностями ситуации и осенью готовят практическую работу на заданную тематику, связанную с регионом. После этого наши студенты значительно лучше себе представляют особенности будущей профессии, и когда в их присутствии кто-нибудь при слове «регионовед» начинает крутить пальцем у виска (а такое бывает, сам был свидетелем!), ему быстро объясняют, что к чему. Лично мне это чрезвычайно приятно. Этот и подобные ему курсы – прекрасная возможность соединения теории с практикой, особенно редкая и ценная для гуманитарных отраслей знания. Пользуясь случаем, хотел бы на страницах нашего электронного журнала выразить искреннюю благодарность руководству кафедры и факультета за то, что вот уже много лет, невзирая на различные организационные, в том числе финансовые, трудности, студенты отделения РИМО имеют возможность проводить эту важнейшую работу. Надеемся, что так будет и дальше.


Ред.: Нужно ли проводить дальнейшие исследования социокультурного регионоведения как отрасли научного знания? Или уже все понятно?

О.М.: В какой науке, скажите на милость, Вы видели, чтобы уже «все было понятно»? Конечно, вопросов больше, чем ответов, что является важным свидетельством активного развития данного перспективного направления. Общими усилиями представители различных наук и научных школ приближаются в истине, но это долгий и непростой путь. Но наше преимущество в том, что поиск ведут совместно историки, филологи, лингвисты, культурологи, экономисты, политологи, с недавних пор присоединились философы и географы. Социокультурное регионоведение в нашем понимании – наука синкретическая, комплексная. Каждое традиционное направление обогащает его своими методиками, инструментарием, методологией выводов и наблюдений. Для меня, например, должен признаться, было новостью узнать, что наши коллеги географы уже давно и плодотворно исследуют схожие проблемы в рамках культурной географии, изучения культурного ландшафта. Очень много общего. Мы даже жарко спорили о том, стоит ли говорить о социокультурном регионоведении, раз уже много лет успешно развивается данное направление географической науки. И тем не менее да - стоит. Во всякой случае, я для себя объяснил это так: география, различные ее аспекты и разделы, изучает землю и все, что с ней связано. А социокультурное регионоведение изучает людей на земле и все, что с ними связано. Простой проверочный вопрос: спросите географа и нашего регионоведа можно ли изучать их предмет там, где нет людей, например на Луне? Несколько географов, которым я задал этот вопрос, ответили сдержано положительно, да, там есть земля, значит, есть возможность найти следы культурной и иной деятельности, Луну можно заселить и т.д. А я бы ответил – нет. Там, где не живут люди, нет предмета и объекта социокультурного регионоведения. Наше направление двигается вслед за людьми, коллеги географы остаются на земле. И это совершенно не означает, что мы правы, а они ошибаются или наоборот. Отрасли знания разные. Можно ли их сочетать? Безусловно, можно и нужно. Это обогащает и тех и других.


Ред.: Какие проблемы в изучении и преподавании социокультурного регионоведения являются, на Ваш взгляд, самыми назревшими и неотложными?

О.М.: Назревших проблем много, все они кажутся срочными или сверхсрочными. Важнейшее значение имеет окончательная выработка и закрепление научного понимания методологии и терминологии социокультурного регионоведения начиная с базового термина «регион». На настоящий момент регион для меня – это территориально-культурная общность людей, имеющая свое специфическое для данной общности и отличающее его от других соотношение констант и доминант. Константа – это особенность, своеобразие жизни и деятельности людей на данной местности, их язык, религия, хозяйственная деятельность и пр. Комплекс этих черт постоянно характеризует данный регион, сохраняясь в динамике его развития. Доминанта – это такая константа, которая оказывает на каком-то определенном отрезке развития региона важнейшее влияние на жизнь и деятельность людей, является формообразующим признаком. Постоянно меняющееся соотношение констант и доминант лежит в основе реального функционирования любого региона, это то, что их отличает друг от друга или сближает, объясняет их своеобразие и сходство. Константы и доминанты являются объективными категориями и не зависят от воли и желания исследователя. Это дает нам полное право утверждать, что социокультурное регионоведение имеет строго научный характер.


Ред.: Расскажите, пожалуйста, подробнее о константах и доминантах региона?

О.М.: Да, действительно, это очень важно и интересно. В результате интенсивных размышлений и совместных горячих обсуждений коллектив кафедры региональных исследований выработал следующий набор первоначальных констант как признаков существования региона:

1. Язык;

2. История;

3. География, природа, климат;

4. Политическая система и общественное устройство;

5. Религия;

6. Этнос;

7. Бытовые традиции;

8. Фольклор и литература;

9. Художественная культура;

10. Экономика;

11. Право;

12. Традиции образования;

13. Деловая культура;

14. Народные традиции и промыслы;

15. Культура повседневности;

16. Мировоззрение, философия;

17. Традиции питания.

Подчеркиваю, что это еще не окончательный, но промежуточный итог работы. Дискуссии и уточнения продолжаются. Посмотрев вдумчиво на этот перечень констант, мы обратим внимание прежде всего на то, что в его первой части располагаются базовые, объективные условия и характеристики жизни и деятельности людей, а во второй – лежат производные от людей черты и формы, причем явственной, непреодолимой границы между ними нет. Они непрерывно взаимовлияют друг на друга. Человек – промежуточное, связующее звено между природой, землей, на которой он живет и работает, и социальными отношениями, культурой в широком понимании этого слова. Это и есть предмет изучения социокультурного регионоведения.


Ред.: Приведенный список констант региона не включает сферу международных или межрегиональных отношений. Почему?

О.М.: Вы совершенно верно подметили эту особенность в перечне. Исходя из определения региона как территориально-культурной общности людей, имеющей свои специфические константы и доминанты, необходимо понять и идентифицировать термин «межрегиональные отношения». Накопленное всем историческим опытом человечества огромное разнообразие форм и методов взаимного общения людей с неизбежностью привело к возникновению различных устойчиво вошедших в научный оборот терминов, отражающих тот или иной аспект этого взаимодействия – связи культурные, языковые, конфессиональные, профессиональные, межличностные, межгосударственные, межпартийные и пр. В этом нет ничего удивительного, так как столь сложный и многовекторный феномен, как общение людей, предполагает выделение различных системообразующих факторов, положенных в основу анализа в каждом конкретном случае. «Межрегиональные отношения» не предполагают выявления еще одной аналитической составляющей, в отличие от того, как это происходит в вышеуказанных случаях. Социокультурное регионоведение изучает все разнообразие взаимодействия людей по всем существующим аспектам. Отличительной особенностью и немалым преимуществом подобного взгляда является, как уже было отмечено выше, его синкретический, комплексный подход. Разница в том, что единицей сравнения является - «регион», а не государство, нация, конфессия и пр., иначе говоря, это процесс сравнения и изучения совокупности факторов, характерных для изучаемых регионов, взятый в исторической ретроспективе.

В связи с этим понятно, что изучение межрегиональных связей людей не предполагает принципиального отказа и пересмотра истории международных отношений в общепринятом в науке понимании этого термина. Напротив, все завоевания ученых в данной области знаний являются необходимой базой для межрегионального анализа, что, конечно же, не исключает, а, напротив, предполагает дальнейшие конструктивные разработки. Различия в методологии, методике и инструментарии исследований при изучении «международных отношений» в их классическом понимании и «межрегиональных связей» заключаются прежде всего в неидентичности избранных для сравнения базовых единиц. В первом случае требуется существование государства или догосударственных институций, которые являются субъектами международных отношений, а во втором случае такого ограничения нет, так как «регион» – понятие более широкое, чем «государство», следовательно, он реализует себя через различные, в том числе догосударственные, государственные и межгосударственные, аспекты своего существования. Уточню: международные отношения являются прерогативой государственной власти, а государство в свою очередь – одной из констант региона (№4 по списку констант), поэтому регион влияет на международные отношения не напрямую, а опосредованно, через государственные институты. Понятия «регион» и «государство» в контексте социокультурного регионоведения как научного направления серьезно различаются. Фундаментальная наука признает, что государственные институты появились в различных местах проживания людей разновременно, по мере зарождения и созревания объективных и субъективных предпосылок для этого. Данный тезис совершенно не противоречит нашему представлению о том, что межрегиональные связи существовали и в догосударственный период. По мере формирования «homosapiens», складывания представлений о природе, о человеке, о его месте в этом мире, по мере выстраивания цепочек социальных и имущественных связей, общественных отношений стали появляться «центры притяжения», вокруг которых сформировались различные общности людей – регионы. Межрегиональные отношения, следовательно, должны прочитываться исследователями через анализ взаимовлияния всей совокупности констант и доминант различных регионов. На мой взгляд, соотношение понятий «регион» и «государство» – чрезвычайно интересная и дискуссионная проблема. Я уже высказывал личные представления на сей счет, которые готов и дальше развивать в контексте их дальнейшего заинтересованного обсуждения.

Задайте мне, пожалуйста, еще один вопрос о практической применимости социокультурных региональных исследований!


Ред.: Пожалуйста! Какова практическая применимость социокультурных региональных исследований?

О.М.: Большое спасибо! Социокультурное регионоведение – это отнюдь не отвлеченная, умозрительная дисциплина. Она имеет целый ряд сфер важного практического применения. Во-первых, комплексное изучение общества всегда приводит к более объективному его пониманию и выяснению перспектив его дальнейшего развития. Прогностическая функция весьма свойственна регионоведению, и должна быть использована в полной мере на благо людей, в том числе этому мы учим наших студентов в профессиональном плане. Во-вторых, совершенно практической задачей, решению которой должны помочь социокультурные регионоведческие исследования, является создание правильного образа или имиджа региона. Он должен включать самые характерные и узнаваемые черты данного региона, вызывать у людей приятные ассоциации. Это важно для благоприятного социального и экономического развития региона. В-третьих, практическим выражением еще одной задачи является улучшение в организации и функционировании внутреннего и внешнего туризма. Рамки нашей беседы не позволяют раскрыть должным образом тезис о значимости и необходимости развития туристической отрасли для общества и государства, но уверен, наши читатели понимают, что я имею в виду. Наконец, в-четвертых, выявление и изучение существующих в современном мире социокультурных регионов позволит взглянуть с новой точки зрения на так называемые локальные или региональные конфликты. На одной из последних научных конференций на нашем факультете в рамках работы секции «Социокультурное регионоведение» я выступил с небольшим сообщением на схожие темы и мне был задан вопрос, можно ли расценить последние конфликты в Ливии и Сирии как «региональные» с социокультурной точки зрения. В результате горячего и заинтересованного обмена мнениями участники секции пришли к отрицательному выводу и охарактеризовали эти трагические события как «конфликт интересов местных элит», что позволило иначе взглянуть на перспективы и способы их благополучного окончания. Уверен, такого рода практические применения социокультурного регионоведения можно продолжить. Это очень перспективное со всех точек зрения научное направление. Давайте общими усилиями будем его энергично развивать!

Ред.: Спасибо, Оганес Викторович!

О.М.: Спасибо Вам за возможность высказать свое мнение по этим важным проблемам.

Список литературы:

  1. Елистратов В.С. Регионоведение: «ищите термин!» // Актуальные проблемы регионоведения. Вып.2. М.,2007. (Elistratov V.S. Regionovedenie: «ishhite termin!» // Aktual'nye problemy regionovedenija. Vypusk vtoroj. M.,2007)
  2. Маринин О.В. «Пойди туда, не знаю куда…» Заметки историка о понимании термина «регион» как предмета исследования//Актуальные проблемы регионоведения. Вып.2. М.,2007. (Marinin O.V. «Pojdi tuda, ne znaju kuda…»   Zametki istorika o ponimanii termina «region» kak predmeta issledovanija  //Aktual'nye problemy regionovedenija. Vypusk vtoroj. M.,2007)
  3. Павловская А.В. Специальность «регионоведение» на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова: итоги и перспективы // Актуальные проблемы регионоведения. Вып.2. М.,2007. (Pavlovskaja A.V. Special'nost' «regionovedenie» na fakul'tete inostrannyh jazykov i regionovedenija MGU imeni M.V. Lomonosova: itogi i perspektivy // Aktual'nye problemy regionovedeniya. Vypusk vtoroj. M.,2007)
  4. Павловский И.В. О региональных доминантах // Актуальные проблемы регионоведения. Вып.2. М.,2007. (Pavlovskij I.V. O regional'nyh dominantah // Aktual'nye problemy regionovedenija. Vypusk vtoroj. M.,2007)
 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"